Алина Сергейчук, православный литератор - Житие благоверных князей-страстотерпцев Бориса и Глеба
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Новости

  • Новые стихи в сборнике "Перепутье"
  • 13 Август 2018
  • Сбылась моя многолетняя мечта: я побывала в такой глуши, где почти совсем нет цивилизации. Где люди не испорчены суетой и спешкой, а природа не осквернена пластиком и выхлопными газами. Где не надо "кадрировать" свой взгляд, чтобы не видеть всяческих железяк: от ржавой арматуры до новенького (но воняющего бензином) авто. Где лес щедро дарит грибы и ягоды, а люди так привыкли к этой щедрости, что переняли ее и с радостью сообщают друг другу о найденном ими малиннике или земляничнике. Плодом путешествия стали несколько стихов. Радостных - и немного грустных, ведь возвращаться пришлось очень скоро...

    Стихи опубликованы в сборнике "Перепутье", а здесь я буду выкладывать их по очереди.

     

    Забытый рай

     

    Здесь когда-то играли свадьбы

    И кипела жизнь через край,

    Украшались к балам усадьбы,

    А теперь здесь забытый рай.

    Тишиной заповедной этой

    Мою душу он исцелит.

    Но… Что будет грядущим летом? -

    Мысль об этом в уме саднит…

    Три козы у бабушки Оли,

    Обнесенный жердями двор…

    Крытый погреб, да чисто поле,

    Темный лес – до небес шатер.

    Старики доживают годы,

    Молодежь в городах давно,

    Заросло иван-чаем поле,

    Не родит к сентябрю зерно…

    Что здесь будет грядущим летом? –

    Это ведает добрый Бог.

    Здесь сегодня приют поэтам,

    На столе – с молоком пирог.

     

  • Не говори…
  • 30 Апрель 2018
  • Не говори «всегда» и «никогда»:

    Слова – вода, а дни – песок сквозь пальцы.
    Сливаются минуты и года, 
    И вышивают жизненные пяльцы
    Земную гладь… И нити слов и дел
    Ложатся ниц причудливым узором.
    И мы не знаем – в мыслях, в разговорах,
    Где нам положит вечность свой предел.

Объявления

Житие благоверных князей-страстотерпцев Бориса и Глеба

 Раннее утро Российской истории… Только что взошла заря Крещения Руси святым князем Владимиром - Красным Солнышком. И вот уже на русском небосклоне зажглись две ярких звезды, воссияли два первых прославленных в нашей стране святых – благоверные князья Борис и Глеб.

Святые Борис и Глеб были младшими, любимейшими сыновьями благоверного князя Владимира. Борис и Глеб – древние славянские имена, при Крещении же юные князья были наречены Романом и Давидом. Князь Борис отличался высоким умом и благочестием. В юности он очень любил читать жития святых и горячо молился Богу о том, чтобы и самому ему сподобиться участи одного из угодников Божиих. Борис даже не хотел вступать в брак, желая посвятить свою жизнь служению Единому Богу, но отец уговорил его жениться. Глеб был намного младше брата, он во всём подражал Борису, был кроток и очень добр. При этом, будущие святые, как и следовало юным русским князьям, с детства росли настоящими воинами. С раннего возраста умели они скакать верхом на горячем коне, метко стрелять из лука, владеть тяжёлым мечом. Юные князья во всём слушались своего мудрого отца, чтили его и старших братьев. Когда Борис и Глеб пришли в совершенный возраст, князь Владимир дал им в управление удельные княжества: Борису –  город Ростов, а Глебу – Муром.

Старел святой князь Владимир. Близился к закату земной путь Красна Солнышка, как с любовью называл великого князя русский народ. Узнал о болезни отца молодой Борис, сел на быстрого коня, примчался в стольный град Киев. Обрадовался Владимир приезду сына. Но не суждено было Борису присутствовать при последних часах жизни любимого родителя. Пришла в стольный град лихая весть: идут на Русь кочевники-печенеги, грабят города и деревни, берут в полон, угоняют в неволю православных. Опечалился старый князь, что болен он тяжко, что не может  возглавить войско, призвал сына. Велел Борису вести в бой могучих русских воинов.  С радостью пошёл молодой князь на защиту родной земли. А когда возвращался, встретил его вестник с горестной новостью: умер великий князь. И ещё весть, страшнее прежней: князь Святополк, один из старших сынов Владимира, узнал о смерти отца, примчался в Киев, тайно похоронил его святое тело, а сам замышляет злое дело: убить всех своих братьев, чтобы одному владеть Русью. Заплакал Борис: горько ему было, что не мог он молиться на похоронах любимого отца, проститься с ним, бросить горсть освящённой земли в могилу. А ещё печальнее было, что брат родной, сын святого Владимира, горит ненавистью к ближним своим, смерти их желает. Думал Борис: «Если я пойду в Киев, многие станут на мою сторону. И войско отца моего со мной. Но как оправдаюсь я пред Богом, если по вине моей будет убит старший брат? Да и зачем мне слава, власть, богатство века сего – ведь всё это мимолётнее паутины: сегодня есть, а завтра минуло… Если же убьёт меня Святополк – буду мучеником пред лицом Господним, ведь ради заповеди Божией не желаю я устраивать братоубийственного кровопролития…»

Вольно катит свои чистые воды Альта-река, отражается в них синее июльское небо. Раскинулись на зелёном берегу шатры русских воинов, пасутся в высокой траве боевые кони. Восемь тысяч отборных ратников возвращаются из похода с Борисом. Любят молодого князя и киевляне, и все русичи – не то, что мрачного Святополка. Но… Предал себя в волю Божию святой князь, не хочет он, что бы лилась ради него кровь русская, чтит брата старшего, каков бы тот ни был.

Входят в княжий шатёр старшие дружинники, кланяются Борису :

-        Здрав будь, княже!

-        Будьте здравы и вы! – ответствует Борис.

-        Княже – повёл речь седовласый воин – Ведомо тебе, что умер отец твой, а брат старейший злое сопротив тебя замышляет. Люб ты войску, люб ты и народу. Мы за тебя головы положим. Всё войско великокняжеское здесь – с тобой. Веди нас на Киев, сядь на престоле отца твоего.

Нахмурился Борис. Затем улыбнулся кротко, и тихо, но твёрдо произнёс:

-        Благодарю вас за любовь ко мне, верные воины. Но… Не пойду я против брата своего старейшего, не подниму руки на него.

Опечаленные ушли дружинники из княжьего шатра, передали ответ Бориса войску. Смутились воины, зароптали: «Неужели боится князь?! Где же доблесть его, всем известная?! Неужто робеет он перед Святополком?!» Трудно понять живущему по страстям своим человеку действия святого, водимого Духом Божьим. Ушло войско от Бориса, остались при нём лишь вернейшие из дружинников. Горестно было на душе у князя, тяжело. Искал он утешения в молитве, вспоминал о святых, родными своими убиенных: о чешском страстотерпце князе Вячеславе, о великомученице Варваре, родным отцом за веру во Христа казнённой... Вечерело. Завтра – Воскресный день. Призвал князь священника, не побоявшегося остаться с обречённым на заклание, велел служить вечерню. Горячо молился Борис, боролись в нём любовь к Богу и естественное желание жить; стремление всех простить и остаться верным до конца Распятому Спасителю – и горечь при виде подлости людской… С юных лет мечтал князь угодить Господу, с восхищением читал о подвиге святых мучеников – и теперь подвиг этот предстоял ему… Радовался об этом горящий боголюбием дух Бориса – но скорбела душа, видя пред собой страшную смерть. Вот и окончилось богослужение. Забылся князь коротким тревожным сном, рано утром поднялся, снова позвал иерея Божия. Начали служить воскресную утреню. Борис сам читает псалмы и древние святые слова их целительным бальзамом ложатся на изнемогающую в тяжкой борьбе душу. Словно о нём в них написано… «Господи, что ся умножиша стужающие ми, мнози восстают на мя…», «Господи, Боже мой, на Тя уповах…» Всё ближе убийцы. Услышали молитвенное пение, не посмели войти в шатёр, остались ждать снаружи. Закончилась утреня. Молится князь Борис: «Господи, Иисусе Христе, Ты изволил добровольно взойти на крест за грехи наши… Сподоби и меня пострадать!» Громкий топот послышался у самого входа в шатёр. Слёзы потекли из глаз страстотерпца, но слова благодарения были на устах его: «Господи, слава Тебе что сподобляешь меня пострадать за любовь и слово Твое…» Молятся вместе с князем священник и верный слуга Георгий. Откинулась входная завеса, ворвались в шатёр жестокие убийцы, сверкнула зловещая сталь…Упал князь, затем вдруг вскочил и, раненый, выбежал из шатра. Злодеи бросились за ним. «Погодите! – кротко обратился к ним святой мученик – дайте мне помолиться!» Молча взирают убийцы, как молится князь Борис: «Господи, не вмени брату греха его и прими с миром душу мою!» Окончил князь молитву, повернул к злодеям измученное лицо, произнёс:

-        Братья, приступите и завершите повеленное вам, и да будет мир брату моему и вам, братья!

Снова засверкали мечи… Вместе со святым Борисом злодеи перебили и многих верных его слуг. Завернули тело страстотерпца в шатёр и повезли к окаянному Святополку. Дорогой казавшийся мёртвым князь вдруг зашевелился… Убийца пронзил сердце мученика и святая душа русского князя, ликуя, полетела к Престолу Божию.

        А благоверный князь Глеб ничего не знал о смерти своего отца и об убиении брата. Коварный Святополк, обманом заманивая Глеба в свои сети, послал ему письмо: «Брат! Скорее приезжай в Киев: отец тяжело болен и зовёт тебя!» Поспешил юный князь в стольный град, не заподозрил обмана. Мчался на борзом коне по дремучим Муромским лесам, где всё ещё прятались в чащобах языческие кудесники, затем пересел в быструю ладью, поплыл по реке… Когда он был уже близ города Смоленска, встретил его гонец от брата – князя Ярослава. Спрыгнул вестник со взмыленной лошади, протянул Глебу письмо. Развернул князь послание, прочёл, и горькие слёзы навернулись на глаза его. «Умер наш отец… - писал Ярослав – а Святополк убил Бориса и хочет всех нас перебить. Не ходи в Киев, брат, – ждёт тебя там убийца.» Долго молчал юный князь, взирая на страшное письмо. Да возможно ли такое?! Затем снова сел со спутниками в ладью… Но было поздно. Посланные братоубийцей злодеи уже настигали юного князя. Как лютые волки окружили они святого, едва дали ему время помолиться и убили; перерезали горло, как незлобивому агнцу. Кротко принял смерть князь Глеб, в молитве предал он Богу свою чистую душу.

        Господь покарал жестокого Святополка. Не долго пришлось ему княжить в матери городов Русских - богоспасаемом Киеве. Князь Ярослав собрал войско и выступил против окаянного, отмщая за смерть братьев. Святополк потерпел сокрушительное поражение и бежал из Русской земли. Но кара Божия не миновала братоубийцу. Где бы он ни был, несчастному злодею казалось, что кто-то гонится за ним, преследует, грозя смертью. Тело Святополка ослабело; руки, ноги и голова тряслись, так что слуги несли его на носилках. Братоубийца поминутно вскакивал, громко крича: «Бежим, бежим скорее: вот гонятся за нами!» Так и умер злодей, не раскаявшись в смертном грехе своем. Схоронили его на чужбине и страшный смрад издавала могила его, так что нельзя было и остановиться близ неё, бежали прочь, подальше от проклятого места конные и пешие.

    А князь Ярослав, прогнав с отцовского престола убийцу, стал разыскивать тела своих братьев-мучеников. Оказалось, что князь Борис был погребён в Вышгороде, недалеко от Киева; мощи же благоверного Глеба удалось обрести не сразу, лишь чудо Божие помогло этому святому делу.  Ярослав послал верных слуг к Смоленску, где был убит его незлобивый брат. Долго искали посланные, расспрашивали смолян и жителей лежащих близ города деревень,  но никто не мог указать им могилы мученика. Наконец, удалось узнать, что злодеи бросили тело святого в лесу, в не ведомом никому месте. Обширны смоленские леса, как найти в них святые мощи? Да и не один уж год прошёл со дня кончины юного князя… Но Господь прославил Своего страстотерпца и не оставил в забвении мощей его. Жители Смоленска рассказали, что не раз видели они дивное сияние над одной из лесных полян, словно огромные свечи зажигались невидимой рукой средь могучих сосен. Охотники, пастухи и проезжие купцы много раз слышали ангельское пение и удивлялись: что за чудо являет им Бог?

-        Это – мой брат! – Воскликнул Ярослав, когда посланные доложили ему о результатах поисков. Тотчас в Смоленские леса были отправлены благоговейные священники, которые, с Божьей помощью, отыскали мощи святого Глеба.  Благоверный князь лежал на земле, прикрытый листьями и ветками, и казалось, что жизнь только что покинула его тело, словно не прошло со дня его убиения нескольких долгих лет. Ни тление, ни лесные звери и птицы не тронули мощей страдальца. Священники благоговейно взяли обретённую святыню и привезли в Киев, к Великому князю. Святого Глеба с честью похоронили в Вышгороде, близ мощей его брата Бориса.

Множество дивных чудес явил Господь по молитвам святых братьев. Хромые исцелялись, слепые обретали зрение… Благоверные князья и по сей день помогают обращающимся к ним с молитвой, а главное – они непрестанно предстоят Богу и молятся Ему о своём Отечестве, о Русской земле.

…Тёмная ночь над Чудским озером. Русские воины спят чутким тревожным сном накануне великой битвы со шведами. Молится в своём шатре благоверный князь Александр Невский, просит Господа дать ему сил одолеть иноземных рыцарей, призывает в помощники своих святых предков – князей Бориса и Глеба. Вот и рассвет настаёт, багряное солнце поднимается над заснеженными просторами. Вдруг раздаётся стук в дверь и в шатёр входит взволнованный воевода.

 

Великой победой стала битва на Чудском озере для русских воинов, сокрушительное поражение нанесли они рыцарям, желавшим огнём и мечом пройти по Руси, обратить её в латинское нечестие.

И накануне другой великой битвы явились благоверные князья уповающим на их помощь православным, помогли им одержать победу. На Куликовом поле перед самым сражением воин русского князя видел, как явились на небе святые Борис и Глеб, сидящие на боевых конях, и грозно сказали, обращаясь к готовящимся к бою татарам: «Кто велел вам истреблять отечество наше, от Бога нам дарованное?!» Обнажили мечи святые князья и бросились на врагов, порубили их, обратили в бегство. Куликовская битва стала первой крупной победой русских над татаро-монголами, с неё началось освобождение от жестокого ордынского ига.

И сегодня слышат святые Борис и Глеб наши молитвы, помогают обращающимся к ним с верой и любовью.

Святые благоверные князи, Борисе и Глебе, молите Бога о нас!      

 

 


Назад к списку