Алина Сергейчук, православный литератор - Житие святой преподобномученицы Евдокии
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Новости

  • Снова про деда Мазая
  • 23 Ноябрь 2017
  • Жил был дедушка Мазай

    На пригорке над лесами.
    От воды зверье спасал -
    Это слышали вы сами.

    В половодье по лугам
    На большой дощатой лодке
    Плавал он. Известен был
    Даже в дальнем околотке:

    Все в тепле, а этот дед
    Лопоухих, косоглазых 
    Вызволяет много лет!
    И была охота лазать?!

    Переполнена лодья, 
    Бортовой волной качает.
    Зайцы мокрые дрожат
    И, конечно, унывают:

    "Ах, зачем так много нас
    В это утлое суденце 
    Понабилось в этот час?..
    И когда проглянет солнце? "

    Коршун над водой парит;
    Смотрит злобно, не мигая
    И Мазаю говорит 
    (На обед свой намекая):

    "Глупый, вредный старый дед!
    Ты куда же тащишь зайцев?! 
    На дворе твоем уже
    Не пройти от постояльцев!

    Выбирай на свой наряд
    Тех, что гладки и здоровы! 
    Ты же - в лодку всех подряд!
    Знаю, хочешь сшить обновы

    Из мохнатых серых шкур!
    И на это не сгодятся:
    Этот - тощ, а тот - понур;
    У того - глаза слезятся.

    У тебя в дому бедлам! 
    Это срам на всю деревню:
    Зайки, ежики - как хлам!
    Ты устроишь эпидемью!"

    Не ответил дед Мазай:
    Как он мог покинуть зайцев?
    Утеплил он свой сарай
    Для пушистых постояльцев,

    Им соломки постелил, 
    Да принёс погрызть капусты.
    Припечет, сойдет вода -
    Он на волю их отпустит.

  • Появился новый раздел: статьи "Русиздат"
  • 21 Ноябрь 2017
  • В этом разделе вы прочтете статьи, которые я пишу, сотрудничая с Православным деловым издательством "Русиздат".  Церковное строительство и благоукрашение храмов, история искусства и вообще история, ювелирное дело - об этом и многом другом повествуют журналы "Церковный строитель", "Благоукраситель", "Церковный ювелир" и "Ризница", которые я имею честь представлять.

Объявления

Житие святой преподобномученицы Евдокии

 

Святая преподобномученица Евдокия

 

В первом веке по Рождестве Христовом на севере Палестины стоял богатый и красивый город, называвшийся Илиополем, что в переводе на русский язык означает «город солнца». Здесь обитали люди разных народов и вер: христиане и иудеи, самаряне и язычники. Целый день на улицах Илиополя царило весёлое оживление. Купцы, приехавшие из-за моря, расхваливали свой товар; ремесленники занимались работой; сновали туда и сюда слуги богатых господ, выполняющие поручения хозяев. Но едва лишь солнце склонялось к горизонту, и на город спускалась ночная мгла, жизнь затихала. Запирались мощные ворота, укреплённые в каменных стенах Илиополя; жители прятались в свои дома и скоро тушили светильники, отходя ко сну. Лишь стражники время от времени совершали обход городских улиц, да из ярко освещённых окон домов, в которых собирались весёлые люди, доносились нестройные крики и звуки музыки. Там плясали полуобнажённые танцовщицы, нескромно кривлялись скоморохи, рекой лилось вино.

Среди женщин, развлекавших богатых гостей, выделялась красотой молодая Евдокия. С юных лет она привыкла украшать себя золотыми монистами и браслетами, подводить сурьмой свои огромные глаза и ночи напролёт угождать полупьяным посетителям таверны. Они дарили красавице золото и серебро, украшения и богатые одежды. Забывали из-за неё о своих семьях и государственных делах, о Боге и спасении души. Слава о красоте молодой женщины распространилась далеко за пределами Илиополя. Многие богатые знатные люди приезжали в город только за тем, чтобы увидеть красавицу, бросали к ее ногам целые имения. Скоро Евдокия стала богаче всех жителей Илиополя. Но, насколько богата и прекрасна телом была молодая женщина, настолько же бедна и безобразна была её душа. Евдокия не заботилась о своём спасении, не молилась Богу. Она даже не знала ничего о Господе Иисусе Христе - зато постоянно грешила и вовлекала в страшные пороки других.

Господь, Который хочет спасти даже самых отчаянных грешников, не оставил и Евдокию, Он дал ей узнать, как суетна, греховна и пуста её жизнь.

Была тёмная ночь. Обычно в это время Евдокия гуляла по городу, или пировала со своими гостями, но в этот вечер к ней никто не пришёл, и женщина легла спать. Около полуночи она проснулась оттого, что услышала за стеной непонятный тихий звук. Прислушалась. Мужской голос ровно и монотонно произносил какие-то странные слова: «Господи, помилуй, Господи помилуй, Господи, помилуй… Се Жених грядет в полуночи, и блажен раб, егоже обрящет бдяща…» Евдокия перевернулась на другой бок и попыталась уснуть, но дрема бежала от неё прочь. Тогда она стала внимательно слушать доносившиеся из-за стены звуки. Дом, в котором она жила, имел общую стену с соседним небольшим домиком, в котором обитал один благочестивый христианин. Евдокия не знала, что у соседа остановился пришедший из далёкой обители пожилой монах – отец Герман. Он-то и молился теперь в ночной тишине, пробуждая святыми, обращёнными к Богу, словами окаменевшее сердце грешной женщины.

Сколько времени прошло – час, два, или больше, Евдокия не знала. Она внимала доносившимся из-за стены молитвам и чувствовала, что они как-то необыкновенно действуют на её душу… Евдокия, наверное, и сама не могла бы объяснить, как. Но когда, закончив своё правило, монах начал читать вслух какую-то книгу, женщина стала внимать ему с таким интересом и такой верой, словно знала, что от слышимого зависит вся её жизнь. Так и было. Отец Герман читал о Страшном суде Господнем, о том, как праведники будут вечно радоваться в раю со Христом, а грешники – мучиться в геенне огненной с нечистыми духами. «А ведь я, наверное, - одна из тех несчастных, которых ожидают бесконечные страдания в ужасном аду!» – со страхом подумала Евдокия. В эту ночь она больше не уснула. До самого рассвета женщина с трепетом размышляла о множестве совершённых ею беззаконий: о том, сколько людей она подтолкнула к совершению грехов; что сама она много лет совсем не думала о Боге, лишь искала наслаждений, да тщеславилась своей красотой и богатством. Утром Евдокия позвала служанку и приказала ей:

- Иди скорее к соседям и спроси, кто вчера ночью читал книгу в смежной с нами комнате. Позови этого человека ко мне.

Девушка побежала выполнять повеление своей госпожи. Вскоре в дом Евдокии вошёл незнакомый человек. На нём была простая тёмная одежда, длинная седая борода спускалась на грудь.

- Кто ты и откуда пришёл? – Стала расспрашивать гостя хозяйка дома. – Как ты живёшь и какова твоя вера? Умоляю, ответь мне и скажи всю правду! Сегодня ночью я услышала, как ты читаешь книгу, и очень испугалась. Я никогда не слышала подобных слов! Если все грешники будут преданы огню – то кто же избежит его?

- Госпожа! – Не без удивления посмотрел на Евдокию отец Герман, - какой же ты веры, если никогда не слышала о Страшном Суде Божьем?

- Я – самарянка, - ответила Евдокия. – Наша вера – смесь еврейского иудаизма и верований языческих народов. Но скажи мне вот о чём: в твоей книге сказано, что богатых ждёт вечный огонь. Неужели это правда? Моё богатство огромно, и я боюсь, что же ожидает меня…

- А есть ли у тебя муж, госпожа? – Спросил монах. – И откуда ты получила своё богатство?

- Я не имею законного мужа, - вздохнула Евдокия, - А разбогатела я, получая щедрые дары от многих мужчин… Но что пользы в золоте, если мне придётся гореть в вечном огне?..

- Ты хорошо сказала. – Согласился отец Герман. – Ответь мне, что ты выберешь: отказаться от своего богатства, и вечно радоваться, или сохранить имущество, а потом жестоко мучиться в неугасающем огне?

- Конечно, первое лучше! Но я удивляюсь: за что богатые будут так наказаны? Разве Бог ненавидит их?

- Нет, - объяснил старец, - Господь не запрещает людям иметь богатство и, конечно, Он никого из нас не ненавидит. Бог добр и милостив. Но богатство, приобретённое греховным путём, противно Создателю. Если человек заработал деньги усердным трудом, или получил их в наследство от родителей; если он тратит их на добрые дела, помогает бедным – такой богач угоден Господу. А того, кто ограбил или толкнул на преступления другого, и этим получил золото, богатство утащит на дно ада.

- А… а моё богатство не кажется тебе греховным? – С трепетом спросила Евдокия.

- Оно противнее Богу, чем любой грех! – Строго проговорил монах.

- Но почему? Я часто помогаю бедным; одела немало нагих, накормила голодных, а некоторым и денег дала! – Попыталась оправдаться женщина.

- Это не поможет тебе. – С жалостью посмотрел на неё отец Герман. – Ты приобрела всё своё состояние, соблазняя на грех других людей. Поэтому, даже если ты истратишь часть этих денег на добрые дела, – это лишь совсем немного облегчит твою вину. Представь себе: когда кто-то ходит босыми ногами по колючкам и ранит свои ноги до крови, – поможет ли ему, если он вытащит несколько заноз, а сам продолжит своё безумное дело? Так и ты – непрестанно грешишь и ранишь свою душу. Добрые дела помогут тебе лишь после того, как ты изменишь сам образ своей жизни, прекратишь соблазнять мужчин и познаешь истинную веру во Христа, Который распялся ради нашего спасения.

 

Отец Герман испытующе посмотрел на хозяйку жилища. Евдокия быстро опустилась на колени и поклонилась Божьему служителю. Затем произнесла:

- Умоляю тебя, господин мой, расскажи мне о вашей вере! Я хочу сделаться христианкой!

- Что ж, если ты была морем грехов – сделайся пристанищем спасения. – С отеческой лаской посмотрел на кающуюся Божий служитель. – Ты была потоплена морем беззакония – иди за Христом, и Он приведёт тебя в Небесное Царствие. Земное своё, нажитое грехом, богатство раздай нуждающимся, оставь нечистую жизнь – и избавишься от вечных мучений.

- Правда ли, что у Бога нет милости к грешникам? – Со страхом спросила Евдокия.

- Кающимся грешникам, тем, кто принимает святое крещение и исправляет свою жизнь, Господь прощает их беззакония, какими бы тяжкими они не были. Но тех, кто не хочет отказаться от греха ждёт вечная мука!

Евдокия немного помолчала, а затем задумчиво произнесла:

- Неужели там, на небе, в Царствии Божьем есть что-то лучшее земных радостей? У нас есть золото и серебро, вкусные лакомства и вина, весёлые развлечения… А что там?

- А там, - вдохновенно проговорил священник, - там есть такие богатства и наслаждения, которых живущие на земле люди не могут даже представить себе. Но, чтобы получить их, надо избавиться от привязанности к земным греховным развлечениям.

Божий служитель ещё поговорил с кающейся грешницей о спасении души, а затем ушёл, посоветовав ей провести несколько дней в посте и сосредоточенной молитве. Евдокия исполнила его слова. Она велела слугам никого не впускать в дом, а сама закрылась в своей комнате. Молодая женщина ничего не ела и не пила, не видела человеческого лица. Она усердно молилась, прося Господа простить её прегрешения и научить праведной жизни. Так провела она целых семь дней. В последнюю ночь её затвора Бог укрепил веру Евдокии дивным видением.

      Бледные лучи ночного светила лились через окно в тёмную комнату, высвечивая хрупкую фигуру молодой женщины, крестообразно лежащей на полу. Евдокия горько плакала о своих грехах и умоляла Создателя помиловать её. Вдруг яркое сияние разлилось вокруг. Кающаяся подняла голову и увидела юношу с сияющим как солнце лицом, облачённого в белоснежные одежды. Небесный посланник взял Евдокию за руку и повёл за собой. Они пошли по воздуху, ступили на лёгкое пушистое облако и поплыли по небу. Свет становился всё ярче. Источник сияния был где-то впереди, там, куда вёл раскаявшуюся грешницу чудесный спутник. Навстречу им вышло множество небесных жителей в сияющих одеяниях. Они радостно приветствовали Евдокию, как родную сестру, возвратившуюся из дальней чужой страны. И вдруг, среди этого сонма небожителей появилось страшное чудовище. Оно было черно, как смола, и так отвратительно, что для описания его не хватило бы человеческих слов.

- Неужели вы хотите ввести её в Царство Небесное?! – Злобно заревело чудище, с дикой яростью глядя на замершую от ужаса Евдокию. – Она же осквернила всю землю своими грехами, из-за неё погибло множество душ! Я потратил на эту женщину много трудов, возлагал на неё великие надежды! Она была моим победоносным знаменем, оружием, с помощью которого я побеждал людей! Неужели ты, Архистратиг Михаил, отнимешь её у меня?!

Светлый муж, державший за руку Евдокию, то грозно взирал на чудовище, то, обернувшись к трепещущей от страха женщине, ободряюще смотрел на неё. Вдруг из видневшегося впереди сияния раздался дивный голос:

- Так угодно Богу, милостивому к сынам человеческим, чтобы раскаявшиеся грешники были приняты в рай. Ты же, Михаил, верный мой служитель, отведи эту женщину туда, откуда взял её. Пусть совершит свой подвиг, а Я всегда буду помогать ей.

И облако поплыло по небу в обратную сторону. Исчезло вдали чудесное райское сияние, сделались невидимыми небесные жители и страшный дьявол. Архангел Михаил – дивный спутник Евдокии – поставил женщину на пол её спальни.

-Мир тебе, раба Божия Евдокия! – Проговорил он, - Мужайся и крепись! Божья благодать всегда будет с тобою!

- Кто ты, господин мой? – Осмелилась спросить молодая женщина.

- Я – Архангел Божий Михаил, начальник всех ангелов. Я забочусь о кающихся грешниках и ввожу их в вечную жизнь.

С этими словами он осенил Евдокию крестным знамением и вновь поднялся в небеса, оставив её одну в комнате. Неземная радость наполняла душу новой служительницы Господней. Теперь она твёрдо верила, что Царство Небесное, ожидающее её, прекраснее всех земных радостей, и была готова трудиться всю свою жизнь, чтобы попасть в него.    

      Рассвело. Дверь комнаты отворилась, и на пороге показался отец Герман.

- Выйди из комнаты, чадо моё, - ласково обратился он к Евдокии, - ты пробыла в затворе уже семь дней.

Молодая женщина послушно пошла за своим наставником. За проведённое в покаянии время она сильно изменилась. Лицо её сделалось бледным, а тело – худым. Зато в очах Евдокии светилось новое, не присущее им раньше выражение мира и глубокого упования на Господа. Всё это заметил своим опытным взором пожилой монах.

- Как ты провела эти дни, о чём размышляла? – Спросил он. Евдокия, не скрывая ничего, рассказала старцу о том, как она каялась, и какую дивную милость даровал ей Создатель.

- Теперь я хочу всеми силами своими служить Единому Богу! – Закончила молодая женщина свою речь. – Скажи мне, отче, что я должна делать теперь?

- Прежде всего, прими Святое Крещение. Я же пойду в свою обитель, а потом, если Господу будет угодно, снова возвращусь к тебе.

- Отче, я боюсь. – С тревогой в голосе проговорила Евдокия, - Когда я останусь без твоих наставлений, диавол вновь вовлечёт меня в греховную жизнь! Я опасаюсь, что он как-нибудь перехитрит меня, соблазнит, – и я совсем погибну!

- Господь не допустит этого. – Успокоил женщину старец. – Твоё стремление к Богу защитит тебя от ловушек лукавого духа. А я скоро вернусь к тебе.

Благословив Евдокию, отец Герман отправился в свой монастырь.

Молодая женщина, проведя ещё несколько дней в покаянии и молитве, отправилась к епископу Илиополя. Припав к ногам владыки, раскаявшаяся грешница стала просить окрестить её. Епископ, уже слышавший от побывавшего в доме Евдокии священника о её покаянии, с радостью исполнил просьбу молодой женщины. 

      Крещение – это рождение для новой жизни, жизни во Христе. Когда человек крестится, ему прощаются все сделанные им грехи, а он отрекается от диавола и всех его дел и обещает впредь посвятить свою жизнь на служение Господу. Евдокия с горячей верой приняла святое таинство. Окрестившись, она решила разорвать все узы, связывавшие её с греховным прошлым. Молодая женщина наделила имуществом всех своих рабов и рабынь и отпустила их на свободу. Затем собрала все свои несметные богатства и стала просить епископа взять их и раздать бедным. Владыка удивился силе веры вчерашней грешницы и с радостью исполнил её просьбу.

      Когда отец Герман снова пришёл в Илиополь, он едва смог узнать дом Евдокии. В нём уже не было богатых украшений и дорогой мебели, украшавших жилище, когда его владелица была грешницей. Не слышалось и голосов многочисленных слуг. Они обрели свободу и теперь радостно строили собственные дома, благословляя Небо и свою бывшую хозяйку.

- Отче, я сделала всё, что ты советовал мне и теперь готова идти туда, куда укажет мне через тебя Господь. – Приветствовала старца Евдокия.

- Слава Богу, давшему тебе веру и стремление спастись! – С радостью проговорил почтенный монах. – Теперь я поведу тебя в женскую обитель, туда, где очищают свои души постом и молитвами невесты Христовы. Ты хочешь стать монахиней?

- Я горячо желаю всю свою жизнь отдать на служение Христу!

Старец повёл Евдокию в женскую обитель, располагавшуюся неподалёку от его монастыря. Здесь жили тридцать монахинь – духовных дочерей отца Германа. Они с любовью приняли Евдокию, которую старец сразу же постриг в святой монашеский образ.

   Став монахиней, Евдокия стала усердно трудиться над очищением своей души. Она усердно молилась и строго постилась, во всём слушалась игуменью обители, приучала себя к смирению и терпению. Она никогда не гордилась своими подвигами и никого не осуждала, потому что помнила, какие страшные грехи совершала ещё совсем недавно. Господь во всём помогал смиренной и усердной Своей служительнице. Вскоре Евдокия уже знала наизусть Псалтырь, хорошо понимала Священное Писание и превзошла подвигами всех живших в обители монахинь.

      Скончалась игуменья монастыря и сёстры стали думать, кого избрать новой настоятельницей. Посовещавшись, они выбрали Евдокию, которую все любили за её скромность и доброту и уважали за подвижническую жизнь.

      Но враг-диавол, ненавидящий всех людей, а особенно христиан, не оставил надежды погубить Евдокию. Увидев, что она мужественно побеждает страсти и отгоняет молитвой к Богу все греховные мысли, он решил вернуть подвижницу ко греху с помощью людей. В Илиополе жил богатый юноша, которого звали Филострат. Он часто веселился с Евдокией, когда она была грешницей, и никак не хотел смириться с тем, что красавица покинула город. Филострат решил во что бы то ни стало уговорить Евдокию вернуться к прежней жизни. Юноша долго думал, как добиться своей цели, и наконец, составил коварный план. Он надел монашескую одежду, насыпал в дорожную суму несколько горстей золотых монет и пешком отправился в далёкий путь.

      Вечерело. К воротам уединённой женской обители подошёл странник, одетый в запылённую от дальнего пути иноческую одежду. Он постучался в дверь и стал терпеливо ожидать ответа. Скоро отворилось маленькое окошечко в створке ворот, и в него выглянула инокиня-привратница.

- Чего ты ищешь здесь, человек? – Спросила она.

- Я грешник. – С притворным смирением склонил голову Филострат (это был именно он). – Я пришёл, чтобы вы помолились обо мне и преподали мне своё святое благословение.

- Прости, брат, - строго ответила привратница, - Но у нас женский монастырь, и мужчинам нельзя входить сюда. Зато неподалёку есть мужская обитель отца Германа. Там тебя примут и благословят.

С этими словами монахиня закрыла окошечко, и Филострат остался стоять у запертых ворот. Гнев и обида переполняли его душу, сердце горело от нечистой любви к Евдокии. «Я всё равно добьюсь того, чего желаю!» – Сжал кулаки юноша и быстро зашагал в сторону мужского монастыря.

Отец Герман сидел у ворот своей обители, погружённый в молитвенное размышление. Красноватые лучи заходящего солнца кидали отблеск на седые волосы и белоснежную бороду старца. Вдруг к нему подошёл неизвестный юноша в пыльной монашеской одежде и, опустившись на колени, до земли поклонился настоятелю монастыря. Отец Герман неторопливо поднялся со своего места, произнёс молитву и благословил пришельца.

- Сядь, брат, - предложил он, - И расскажи, откуда ты пришёл, из какой обители.

- Отче! – Ответил Филострат, - Я – единственный сын своих родителей. Отец и мать недавно скончались, а я решил покинуть суетный мир и сделаться монахом. Я много слышал о твоей святой жизни, отче и прошу тебя: прими меня в свою обитель! Научи меня, как спастись!

Старец окинул юношу испытующим взором, внимательно вгляделся в его лицо. От взора опытного инока не укрылось, что Филострат привык к веселью и наслаждениям, а не к молитве и воздержанию.

- Чадо, - тихо произнёс он, - Ты хочешь приступить к великому труду. Подумай, хватит ли у тебя сил, чтобы совершить его? Ты ещё очень молод, страсти кипят в твоей душе и в теле. Сможешь ли ты противостоять искушениям, которые насылает на монахов нечистый дух?

Филострат не смутился мудрыми словами старца.

- Отче! – Ответил он, - Я знаю, что немало подобных мне юношей победили все искушения и очистили от греха свои души. Почему же я не смогу сделать этого? Да и не только юноши. Я слышал, что в твоём женском монастыре есть игуменья Евдокия. Раньше она жила в роскоши и вела весёлую жизнь, а потом отказалась ото всего и сделалась строгой подвижницей. Не утаю от тебя, отче, что я решил стать монахом потому, что вдохновился примером Евдокии. Если она, слабая женщина, сумела преодолеть все искушения, – неужели же это не удастся мне, мужчине? Ах, отче, как бы я хотел увидеть Евдокию, получить от неё наставление для спасения моей грешной души! Я запомнил бы эту беседу на всю жизнь, черпал бы в ней силы, чтобы служить Создателю! – И юноша с кроткой мольбой посмотрел на настоятеля обители.

Чистый сердцем отец Герман не заподозрил лжи в словах Филострата. Подумав немного, он позвал к себе старого монаха, который часто ходил в женский монастырь, относя туда всё необходимое. Старец указал ему на юношу и сказал:

- Когда пойдёшь в женскую обитель, возьми с собой этого брата. Пусть он побеседует с Евдокией – это принесёт пользу его душе.

Так Филострат остался жить в монастыре отца Германа, нетерпеливо ожидая, когда ему наконец удастся попасть в обитель Евдокии и привести в исполнение своё злое намерение. Наконец, этот день настал. Пожилой инок разбудил юношу ранним утром, когда солнечные лучи только начинали озарять безоблачное небо, и пошёл вместе с ним в женскую обитель. «Скоро, совсем скоро я увижу Евдокию… Интересно, неужели она так же мало ест и по целым ночам молится Богу, как эти странные люди, у которых я жил?» Вот и высокая ограда монастыря. Сестра-привратница, выглянув в оконце, тотчас загрохотала засовом и отворила одну из тяжёлых створок ворот. Монах ввёл в обитель нагруженного поклажей ослика, следом вошёл Филострат.

- Матушка, пришёл посланник из обители отца Германа. – Поклонилась игуменье Евдокии молодая инокиня, - Он привёл с собой молодого брата. Отец Герман благословил тебя поговорить с ним для спасения его души.

Настоятельница обители поспешно пошла навстречу гостям. Издали увидев её, Филострат низко надвинул на лицо куколь, чтобы Евдокия не узнала его раньше времени. Он стал, незаметно для других, жадно всматриваться в лицо игуменьи. Юноша был потрясён. Он догадывался, что Евдокия изменилась от суровой иноческой жизни, но чтобы так… Филострату показалось, что он видит тень прежней красавицы, полной жизни и веселья. Евдокия была очень худа и бледна. Глаза её почти всё время смотрели вниз, а когда она поднимала их, в её взоре виделась какая-то сосредоточенность и как бы лёгкая печаль. Чёрное одеяние игуменьи было сшито из самой дешёвой и грубой ткани, заплатки украшали его в нескольких местах.

- Брат, ты хотел говорить со мной о спасении души? – Наконец обратилась Евдокия к юноше и сделала ему знак рукой, приглашая следовать за собой. Они отошли в сторону от людей и встали в тени храма. Филострат огляделся по сторонам. Рядом никого не было. Тогда он откинул с лица свой куколь и, глядя в лицо игуменье горящими от страсти глазами, начал говорить:

- Евдокия, что это значит? Кто привёл тебя, жившую в роскошном доме, в эти жалкие места? Посмотри на себя! Ты одета, как нищая, ты иссохла, твоя красота поблекла! Весь Илиополь плачет о тебе, а ты заточила себя, как в тюрьме, в этих мрачных стенах. Вспомни, какими вкусными яствами ты наслаждалась каждый день, какую весёлую музыку слушала! А теперь ты голодаешь и лишаешь себя общения с людьми! Ты сама мучаешь себя, как палач! Но одумайся! Ты ещё можешь вернуться к прежней весёлой жизни! Ты раздала чужим людям все свои сокровища, но твои друзья вновь обогатят тебя! Мы скучаем по тебе! Вернись к нам, чтобы все вновь были счастливы! Пойдём со мною в Илиополь, ты не пожалеешь об этом!

Евдокия строго смотрела на дерзкого юношу и в её душе смешивались праведный гнев и жалость к преступнику. «Как объяснить ему – думала она, - что мир души и её устремлённость к Богу гораздо радостнее земных утех… Ведь всё греховное веселье – это только жалкие попытки больной души заглушить тоску, поселившуюся в ней из-за того, что она забыла о Боге»… А Филострат продолжал свои жаркие речи. Наконец, подавшись вперёд, хотел схватить игуменью за руку.

- Пойдём со мной! – Жарко шептал он.

- Господь да запретит тебе! – С гневом воскликнула Евдокия, - Господь Иисус Христос, Которому я служу, не допустит тебе сойти с этого места, потому что ты пришёл сюда как сын сатаны, со злым умыслом! – Сказав это, она дунула в лицо Филострату.

Обманщик пошатнулся и бездыханным упал на землю. Игуменья же повернулась, и быстро пошла прочь, от лежащего без движения тела. Некоторые из монахинь видели издалека, как их настоятельница подула на незнакомого посетителя, и он тотчас упал к её ногам. Когда Евдокия ушла, они осторожно приблизились к лежащему на земле юноше и увидели, что он мёртв.

- Что же произошло? – В трепете шептались они между собой, но спросить у игуменьи не осмеливались.

- Как бы в миру не узнали о том, что у нас случилось! – Со страхом произнесла пожилая монахиня. – Матушку Евдокию могут обвинить, что она убила посетителя. Тогда язычники сожгут нашу обитель.

- Господи, не допусти этого! – Подняла глаза к небу одна из сестёр.

- Давайте будем молиться Создателю, чтобы Он открыл нам причину смерти этого инока и научил, что нам делать. – Предложила пожилая монахиня. Все согласились с её словами.

Наступила ночь. Инокини разошлись по своим кельям, чтобы отдохнуть от дневных трудов. Короток сон монахинь – уже в полночь они поднимутся с устроенных на земляном полу жёстких постелей и соберутся в храм, чтобы молитвенно взывать к Творцу. Евдокия мирно почивала на своём ложе. Во сне ей явился Господь.

- Встань, Евдокия, - милостиво обратился Он к Своей верной рабе, - Прославь Бога твоего. Иди к телу твоего умершего искусителя, преклони колени и помолись о нём. Я повелю юноше ожить и тогда он узнает, Кто Бог Истинный.

Подвижница пробудилась от сна и, ни минуты не медля, пошла к лежащему на монастырском дворе телу. Было совсем темно, но игуменья привыкла обходить свой монастырь днём и ночью, наблюдая, не случилось ли чего. Она легко нашла место, где лежал Филострат. Опустившись на колени, Евдокия воздела руки к небу и стала с глубокой верой молиться, чтобы Всесильный Господь вернул умершему жизнь. Едва лишь она произнесла последнее слово, юноша зашевелился, затем сел и, наконец, поднялся на ноги. Порывисто огляделся по сторонам, разглядел при свете ущербной луны лицо Евдокии и упал на колени перед святой игуменьей.

- Прости меня, верная служительница Истинного Бога, прости меня, огорчившего тебя своими безумными речами! – Со слезами проговорил он. – Теперь я понял, какому Великому и Милосердному Господу ты служишь!

- Возвращайся с миром в свой дом, - едва заметно улыбнулась Евдокия, - И не забывай милости, которую оказал тебе Господь. Не впадай в прежнюю греховную жизнь, но сделайся христианином и служи Богу, как только можешь.

Так Филострат, желавший увести Евдокию с пути спасения, сам встал на этот путь и сделался христианином. Но не он один мечтал вновь увидеть святую игуменью илиопольской грешницей. Многие из язычников и самарян, развлекавшихся раньше вместе с Евдокией, были огорчены её уходом. Они с нетерпением ожидали возвращения в город Филострата, надеялись, что ему удастся выполнить своё дерзкое намерение. Но юноша вернулся в город один и, к тому же, сам сделался христианином и перестал веселиться с прежними товарищами. Это сильно разозлило язычников.

- И всё-таки, мы возвратим Илиополю его украшение, прекрасную Евдокию! – Говорили они между собой.

- Раз она не захотела придти к нам добровольно, – принудим её силой!

Посовещавшись, нечестивцы написали письмо царю своей страны, который, как и они, был язычником. В своём послании жители Илиополя бесстыдно клеветали на святую Евдокию, сообщая, что она унесла с собой в пустыню всё своё несметное богатство. «О, государь! – Писали они, - пошли скорее отряд воинов, чтобы они привели в город эту безумную женщину. Она приняла христианскую веру и не желает поклоняться древним богам, которым молятся императоры. За это следует забрать её богатства в царскую казну, а саму Евдокию примерно наказать». Услышав о золоте, царь тотчас же повелел исполнить просьбу доносителей. Он послал против безоружной монахини отряд из трёхсот воинов и велел привести к нему Евдокию и принести все её сокровища.

Идут воины по безводной пустыне, поднимают тучи пыли и песка. Грозно блестит боевое оружие. Скоро, совсем скоро придут они к стенам маленького женского монастыря. В то время, как воины шли, словно на войну, к обители святой Евдокии, Господь явился во сне Своей верной служительнице. «Царь разгневался на тебя, - известил Он игуменью, но не бойся, ибо Я всегда с тобой».

Солнце медленно склонялось к горизонту, но было ещё совсем светло. В это время воины увидели свою цель, – вдали показались стены обители.    

- Привал! – Скомандовал начальник отряда. – Когда стемнеет, мы подойдём ближе к монастырю и окружим его, а ночью пойдём на приступ.

Наступили сумерки и, наконец, над пустыней нависла ночная мгла. В воинском стане послышались приглушённые слова команд и, разбившись на небольшие отряды, легионеры начали окружать монастырь. «Скоро, совсем скоро мы ворвёмся в эту обитель… - Беззаботно думали они. – Говорят, там одни женщины, и нет никакой охраны. Никто не сможет сопротивляться нам!» Но язычники ошибались. Они даже не догадывались, какой всесильный Защитник оберегает тихий монастырь. А всемогущий Господь не замедлил придти на помощь Своим верным служительницам. Воины ходили по пустыне всю ночь, но не могли приблизиться к обители. Они то терялись во тьме и шли  в неправильном направлении, то натыкались на какие-то скалы и непроходимые заросли колючего кустарника, которых не было видно днём. Стало светать.

- Пойдём на приступ днём, тогда нам ничего не помешает. – Решил начальник отряда.

Немного отдохнув, воины снова попытались подойти к монастырю. Тщетно. Словно невидимая преграда отделяла их от стен обители. Они шагали вперёд – и чувствовали, что упираются в незримую стену. Так продолжалось трое суток.

- Что же нам делать? – Недоумевали легионеры, - царь разгневается на нас и сурово накажет, если узнает, что мы не сумели справиться с кучкой каких-то жалких женщин.

- Наверное, они колдуют там, за стенами, и их чары не дают нам двинуться с места. – Предположил один из язычников.

- Ой, что это? Смотрите! – В страхе указал на пустыню один из воинов. Все обернулись и замерли в ужасе.

Огромный ящер, покрытый зеленоватой чешуёй медленно, но неуклонно приближался к воинскому лагерю. Он открывал усеянную острыми зубами пасть и пронзительно свистел, причём вокруг разлетались тучи поднятого с земли мелкого песка. Чудовище было так огромно, что, казалось, могло проглотить целого человека. Один из воинов схватил лук и быстро выстрелил в страшного зверя. Стрела ударилась о чешую и отскочила в сторону, как от крепкой брони. Ящер повернул свою отвратительную голову, посмотрел маленькими красными глазками в сторону, откуда прилетела стрела и… вдруг помчался на воинов с невероятной при его огромном весе скоростью. Испуганные люди бросились врассыпную. Ящер преследовал их, яростно щёлкая зубами, затем отстал. Триста измученных легионеров в изнеможении опустились на песок. Они не могли сделать ни шагу. Ядовитое дыхание змея отравило их. Некоторые из злополучных язычников умерли сразу, другие сумели пройти несколько десятков метров, а затем упали без сил, как и их товарищи. Лишь начальнику отряда, да ещё троим воинам, посчастливилось вернуться к царю живыми. Так Господь защитил уповавших на Его силу монахинь.

- О, государь! – Пал ниц перед царём начальник злополучного отряда, - эти волшебницы, поселившиеся в пустыне, умертвили почти всех моих воинов. – И он рассказал о том, как тщетно пытался напасть на святую обитель и чем это закончилось.

- Нельзя оставлять без наказания такое злодеяние! – Разгневался царь.

- Позволь, я возьму множество воинов и сровняю с землёй это нечестивое место! – Воскликнул царский сын.

- Иди, доблестный мой наследник, будь смел и осторожен. – Напутствовал царевича отец.   

На следующее утро в поход против тридцати мирных инокинь отправилось многочисленное войско. Весь день воины провели в пути. Царевич гарцевал впереди всех на горячем гнедом коне. Уже начало смеркаться, когда войско вошло в богатую деревню, стоявшую недалеко от пустыни.

- Здесь мы сделаем привал! – Решил царевич. Он лихо спрыгнул с коня и …вдруг с болезненным стоном упал на землю.

Юноша не заметил лежавшего на дороге камня и сильно ударился о него ногой. Царевича на руках отнесли в дом, положили на постель. Всю ночь он не мог уснуть от нестерпимой боли, стонал и метался, затем у больного начался жар, бред. Под утро царский сын скончался.

С горестной вестью вернулись воины к своему государю. Они даже не успели войти в пустыню, где стоял монастырь, но уже понесли страшную потерю. Увидев мёртвого сына, царь страшно закричал и упал без чувств.

Весь город собрался на площадь перед дворцом царя.

- Наследник умер, а государь едва жив от горя! – Передавали друг другу люди печальное известие.

- А всё эти христиане! – Злобно проговорил кто-то. – Перебить их всех надо, да поскорее.

- Наоборот, не надо было их трогать, ничего бы и не произошло. – Возразили ему.

К стоящим у входа во дворец царским вельможам подошёл молодой юноша.

- Я знаю, как помочь царю. – Произнёс он.

- А кто ты такой? – С недоверием посмотрели на него.

- Я – житель Илиополя Филострат. Я лично знал Евдокию, когда она жила в нашем городе, и побывал у неё в обители. Эта женщина – великая угодница Божия, ее охраняет небесная сила. Никто не может причинить ей вреда. Царевич умер оттого, что хотел разорить монастырь Евдокии. Но она же может вернуть его к жизни своей молитвой. – И Филострат рассказал о том, что произошло с ним самим, когда он осмелился причинить зло святой Евдокии.

Юношу отвели к царю. Услышав его рассказ, несчастный отец несколько ободрился. Он написал игуменье Евдокии почтительное письмо, в котором умолял простить его и воскресить умершего сына. Запечатав послание царским гербом, он вызвал одного из своих приближённых, и приказал немедленно доставить письмо Евдокии.

 Получив послание царя, смиренная игуменья сильно удивилась.

- Зачем царь обращается ко мне, убогой и недостойной грешнице? – С недоумением проговорила она и пошла в свою келью, чтобы прочесть и обдумать государево письмо.

Вавила  (так звали посланника) зашёл в одну из монастырских комнат и увидел огромную книгу, написанную на пергаменте. Это была Псалтирь. Воин с любопытством заглянул в неё и прочёл один из псалмов. Затем сел, склонил голову на руки и, незаметно для себя, уснул. Вдруг он увидел сияющего дивным неземным светом юношу.

- Встань, Вавила! – Обратился он к посланнику, - мертвый дожидается тебя!

Тотчас пробудившись, воин отправился разыскивать игуменью. Он рассказал ей о своём видении и стал просить поскорее ответить на царское письмо. Тогда, помолившись, Евдокия села писать ответ. «Я – недостойная и полная грехов женщина, - писала она, - и не могу воскрешать мёртвых. Но Господь всесилен и милостив. Если ты уверуешь в Него всем сердцем – Он вернёт тебе сына». Свернув послание в свиток, она трижды перекрестила его и, наконец, отдала Вавиле.

Вернувшись в город, посланник не отдал письма царю, но прямо подошёл к покойнику и положил свиток ему на грудь. «Господи, Иисусе Христе, Боже Всесильный, воскреси умершего царевича!» – Громко воскликнул он. Мёртвый юноша тотчас открыл глаза, потянулся и сел на постели.

- Велик Бог христианки Евдокии! – Радостно проговорил потрясённый чудом царь, - Господь Христианский, Ты – Бог истинный! Прими меня в число верующих в тебя!

Вскоре царь принял святое крещение вместе со своим воскрешённым из мёртвых сыном, дочерью Геласией и царицей. Он послал Евдокии много золота, чтобы она построила красивую церковь в своей обители, и часто писал ей, прося её святых молитв. Царевич решил посвятить себя на служение Господу и сделался диаконом, а потом стал и епископом. Царевна Геласия также решила не выходить замуж и отказала в своей руке жениху – знатному языческому юноше Диогену. Молодой человек очень огорчился и рассердился на свою бывшую невесту. Но он не мог ничего поделать, – ведь Геласия была дочерью самого царя. Однако, обстоятельства переменились.

Благочестивый царь прожил недолго. Некоторое время спустя после своего Крещения он мирно скончался. Вскоре после него отошла ко Господу и царица. Царевна Геласия осталась беззащитной. Теперь Диоген мог действовать, никого не опасаясь. «Я силой возьму тебя в жёны, прекрасная Геласия! – Думал он. – Я правитель Илиополя, а ты уже больше не царевна! Тебе придётся покориться мне!» Но Геласия не стала дожидаться, когда молодой язычник осуществит свои намерения.  Она тайно покинула свой дом и отправилась в монастырь преподобной Евдокии.

Узнав о бегстве молодой христианки, Диоген страшно разозлился. Он догадывался, у кого могла искать убежища его бывшая невеста. Слухи о том, что Геласия скрывается где-то у Евдокии, ходили по Илиополю. Страстный язычник незамедлительно начал действовать. Он послал против Евдокии пятьдесят воинов, приказав им арестовать игуменью и привести её в город.

Была тёмная ночь. Утомлённая трудами и молитвами, игуменья Евдокия мирно отдыхала на своём жёстком ложе. Во сне ей явился Господь. «Дщерь Моя Евдокия! – Милостиво обратился он к Своей верной служительнице, - Мужественно стой за святую веру. Пришло время тебе совершить подвиг. На тебя нападут люди, страшные, как звери, но ты не бойся. Я буду твоим спутником везде, помогу тебе во всём». Видение закончилось, и праведница очнулась от сна. Она открыла глаза. Было темно и тихо, но сердце святой игуменьи знало, что в её обитель уже проникли враги. Евдокия поспешно поднялась с постели, благоговейно перекрестилась и вышла из кельи. Оказавшись на улице, она сразу же увидела множество темнеющих в ночи человеческих фигур в воинских шлемах. Одни из них перебирались через стену монастыря, другие уже перелезли и ожидали своих товарищей. Игуменья решительно пошла навстречу непрошеным гостям.

- Что вам надо? – Смело спросила она. – Кого вы ищете?

Воины окружили монахиню плотным кольцом.

- Мы посланы правителем страны, Диогеном, - ответили они, - Чтобы арестовать вашу игуменью, Евдокию. Немедленно веди нас к ней.

- Хорошо, господа. – Ответила не узнанная никем настоятельница, - Я исполню ваш приказ. Но, умоляю вас: позвольте мне сначала зайти в храм Божий, помолиться.

- Молись, только быстро. – Неохотно согласился начальник воинов.

Язычники подвели Евдокию к церкви, а сами остались ожидать её у дверей. Игуменья осенила себя крестным знамением и вошла в храм. Здесь было по-особому благодатно и тихо, в темноте теплился огонёк лампады. Игуменья остановилась у входа в алтарь и стала горячо молиться Богу. Затем сделала земной поклон и вошла внутрь. Обычным женщинам вход в алтарь запрещён, но к игуменьям и некоторым из монахинь этот запрет не относится. Евдокия с благоговейным трепетом приблизилась к престолу и, снова до земли поклонившись святыне, достала из стоявшей на нём дарохранительницы частицу Святых Даров – Тела Христова. Преподобная завернула её в чистый платок и скрыла у себя на груди. Затем вышла из храма и сказала воинам:

- Евдокия – это я. Возьмите меня и ведите к правителю.

Воины не стали медлить. Под покровом ночной темноты они вывели святую игуменью из обители и отправились в путь по пустыне. Тонкий серп луны едва освещал , идти по каменистой почве было нелегко. Пешие воины то и дело спотыкались. Лишь Евдокия шла легко, как днём: ей освещал дорогу ангел, невидимый язычникам, державший в руке ярко горящую свечу.

- Сядь на осла. – Предложил игуменье начальник воинов, но подвижница отказалась.

С помощью Христовой, я дойду и пешком. – Мужественно ответила она.

Когда Евдокию привели в Илиополь, правитель Диоген приказал заточить её в темницу и не давать ни пищи, ни воды. «Пусть сразу помучается, - размышлял жестокий язычник, - тогда она будет сговорчивее, когда я вызову её на суд». Праведница провела без еды и питья целых три дня. Но, приучившая себя к строгому воздержанию, Евдокия не ослабела телом и не упала духом. Она всё время молилась, лёжа ниц на земляном полу темницы.

На четвёртый день воины вывели игуменью из тюрьмы и привели её на судилище. Правитель окинул праведницу пристальным оценивающим взором. Старая, выцветшая от солнца тёмная одежда, платок почти полностью закрывает лицо. Голова смиренно опущена.

- Откройте ей лицо! – Приказал Диоген и… замер в изумлении. Такой красоты и благородства, как у этой исхудавшей от поста, бедно одетой монахини, он ещё никогда не видел. Казалось, что от лика праведницы исходят солнечные лучи. Так благодать Господня украсила лицо Своей служительницы.

- Клянусь моим богом солнцем! – Проговорил после продолжительного молчания правитель, - Я не знаю, что делать! Нельзя предавать смерти такую красоту! – Ещё немного помолчав, он обратился к Евдокии, - Прежде всего, расскажи нам о своём имени и происхождении; скажи, какую жизнь ты ведёшь?

Святая осенила себя крестным знамением и произнесла:

- Имя моё – Евдокия, а о происхождении и жизни моей тебе уже известно. Поэтому не трать время понапрасну, мучь меня, как вы обычно мучаете христиан. Я не боюсь смерти, потому что твёрдо надеюсь на Христа, Который не оставит меня без помощи.

- Зачем ты оставила древних богов и ушла в пустыню? – Грозно спросил язычник. – Как ты посмела унести с собой народное богатство, городскую казну?

- Я оставила Илиополь, потому что была свободна и могла идти, куда захочу. – Спокойно ответила Евдокия, - А то, что ты говоришь о богатстве – гнусная клевета.

Правитель ещё долго допрашивал праведницу, угрожал ей, пытался убедить отречься от своей веры. Наконец, видя всю бесплодность своих попыток, он решил начать истязать игуменью. Диоген сделал знак воинам и они сорвали одежду с груди и спины монахини, а затем, грубо схватив Евдокию, подвесили её за руки на дереве. Четверо палачей взяли в руки бичи. В это время с груди святой упала частица Тела Христова, принесённая из монастыря. Один из слуг заметил её и, не зная, что это такое, взял в руки. Поднёс правителю. Диоген с любопытством протянул руку к частице. В тот же миг святыня превратилась в огонь и испепелила державшего её язычника, опалила и руку правителя. Диоген завыл от боли, как раненый зверь и упал на землю.

- Владыка солнце! – Взывал он к своему ложному богу, - Исцели меня, молю тебя! Я знаю, что ты наказываешь меня за то, что я до сих пор не уничтожил эту христианку! Верни мне здоровье, и я  сожгу её живьём!

Словно в ответ на эти безумные слова, с неба упал сноп пламени, и Диоген превратился в мёртвую обугленную головёшку. Слуги, воины и вельможи в немом ужасе взирали на происходящее. Один из солдат не мог отвести взора от святой игуменьи. Он видел то, что было скрыто от прочих язычников. Сияющий неземным светом ангел стоял близ Евдокии и что-то ободряюще говорил ей на ухо, покрывая тело страдалицы белоснежной тканью. Воин подошёл к игуменье и проговорил:

- И я верую в твоего Бога. Прими меня, кающегося!

- Благодать Божия да будет с тобой, чадо! – Едва заметно улыбнулась праведница. – С этого дня ты начинаешь новую жизнь. Не возвращайся же больше к идолопоклонству.

- Умоляю тебя, раба Господня! – Поклонился Евдокии воин, - Сжалься над правителем, упроси Бога вернуть ему жизнь!

С этими словами он отвязал игуменью от дерева. Евдокия поправила разорванную одежду, опустилась на колени и начала усердно молиться. «Господи, Иисусе Христе! – С тёплой верой взывала она, - Ты всё можешь! Повели ожить попалённым огнём Твоим! Верни им жизнь, чтобы христиане укрепились в вере, а язычники уверовали в Тебя, Бога Истинного!» После этого она подошла к мёртвым и, взяв каждого из них за руку, произнесла:

- Во имя Господа Воскресшего встань и будь здоров по-прежнему!

Так, подходя по очереди к умершим, она возвратила им жизнь. Наконец, когда правитель и все его слуги стояли на ногах и с недоумением оглядывались по сторонам, а воины с изумлением смотрели на них, все услышали приближающийся плач и стоны. К судилищу бежали несколько слуг.

- О, господин! – Со слезами воскликнули они, упав на колени перед Диодором, одним из военноначальников Диогена. – Твоя супруга только что скончалась! Она мылась в бане и угорела от жары и духоты.

- Горе мне! – В отчаянии воскликнул Диодор и, разорвав на себе одежду, с плачем побежал к своему дому.

А воскрешённый Евдокией правитель почтительно обратился к игуменье:

- Теперь я верую, что твой Бог могущественнее и выше всех богов. Но моя вера ещё слаба. Если ты желаешь укрепить её – прошу тебя, возврати к жизни несчастную Фирмину, супругу Диодора.

- Господь сотворит это чудо не только для тебя, но и ради многих других, которые могут уверовать. – Согласилась праведница.

Вместе с правителем и сопровождавшими его слугами она быстро пошла к дому умершей. Но, не успели они дойти до своей цели, как навстречу им вышла печальная процессия людей, несущих тело Фирмины.

- Прикажи им остановиться. – Сказала Евдокия правителю и, когда её просьбу исполнили, стала со слезами молиться о воскрешении умершей. Затем прикоснулась к её руке и громко произнесла – Боже Великий, Господи, Иисусе Христе, Воскрешающий мертвых! Молимся тебе: повели ожить Фирмине, чтобы уверовала в Тебя она и все, кто увидит это чудо!

 В тот же момент усопшая зашевелилась и вдруг резким движением поднялась с носилок.

- Велик Бог Евдокии, истинен и праведен Бог христианский! – В один голос воскликнули  стоявшие вокруг люди. – Спаси нас, раба Бога Живого!

А военноначальник Диодор упал на колени перед Евдокией и, едва переводя дыхание от радостных слёз, проговорил:

- Умоляю тебя, раба Христова, сделай и меня христианином!

Вскоре в Илиополе произошло святое и радостное событие. Правитель Диоген, его воевода Диодор, все их родные и ещё множество жителей города приняли Святое Крещение. Они навсегда отказались от идолопоклонства и сделались христианами. Так арест святой Евдокии и суд над ней закончились обращением к истинной вере тех, кто хотел умертвить игуменью.

Праведница прожила в Илиополе, в доме Диодора и его воскресшей из мёртвых жены, ещё некоторое время. По просьбе новокрещённых, она осталась с ними, чтобы научить их жить по-христиански.

Однажды утром, молясь в саду Диодора, Евдокия услышала доносящиеся из-за ограды горькие рыдания. Она заглянула в соседний сад и увидела печальную картину. Мальчик-подросток лежал мёртвым под раскидистым оливковым деревом. Тело его распухло и почернело. Пожилая женщина – мать усопшего – горько плакала, стоя на коленях перед мёртвым сыном.

- Бедный мой Зинон! – Причитала она, - как Небо допустило такую беду! Откуда приполз страшный змей, лишивший тебя молодой жизни!

Вокруг стояли собравшиеся на шум соседи. Они с состраданием взирали то на умершего, то на его мать, но ничем не могли помочь горю.

Евдокия тихо отошла от ограды и поспешила к Диодору. Она рассказала ему о случившейся беде и добавила:

- Пойдём, утешим несчастную мать. Ты увидишь дивное чудо милосердия Божия.

Диодор послушно пошёл к соседскому саду. Подойдя к лежащему на земле телу, игуменья неожиданно предложила военноначальнику:

- Покажи свою веру в Бога. Помолись, чтобы Господь воскресил умершего мальчика

- Госпожа моя Евдокия! – С трепетом ответил Диодор, - я ещё совсем недавно сделался христианином и не могу творить таких чудес!

- Верь, что Бог всегда слышит кающихся грешников и исполняет их молитвы. – Твёрдо ответила преподобная. – Призови Господа от всего сердца, от всей души – и Он покажет нам Своё милосердие.

Диодор низко склонил голову и стал со слезами молиться, чтобы Господь воскресил мальчика. Он взывал к Богу с глубокой верой и искренним смирением; понимал, что он не достоин просить Господа о чуде, но Создатель всемогущ и добр и потому может вернуть к жизни Зинона. И молитва Диодора была услышана. Мальчик ожил, его тело приняло нормальный вид.

- Велик Бог Христианский! – Воскликнул кто-то из стоявших вокруг людей, и остальные подхватили его слова.

В это время раздался громкий свист и огромный змей, убивший Зинона, быстро приполз в сад, словно гонимый кем-то невидимым. Тут он начал метаться, извиваться и, наконец, разорвался пополам и издох.

- Христианский Бог убил змея, чтобы он больше не лишал жизни людей! – С радостью воскликнул оживший Зинон.

Все свидетели чуда сделались христианами. А преподобная Евдокия вскоре вернулась в свою обитель. Здесь она прожила ещё несколько десятилетий, молясь Богу и трудясь во славу Его. Иногда преподобная приходила в Илиополь и учила истинной вере его жителей, которые относились к святой игуменье с великим уважением.

И всё же праведницу ожидала мученическая кончина. Христианин Диоген управлял Илиополем несколько десятков лет, а затем скончался, и его место занял жестокий язычник Викентий. Он не замедлил устроить жестокое гонение против верующих во Христа. Викентий узнал о преподобной Евдокии и послал в её монастырь отряд воинов.

- Отсеките этой игуменье голову, как только увидите её! – Приказал он.

Узнав о приказе правителя, престарелая уже Евдокия помолилась Богу, и без страха склонила свою святую голову под меч.

Горько плакали монахини, расставаясь со своей игуменьей. А светлая душа праведницы, расставшись с телом, радостно полетела навстречу небесным ангелам, встречающим угодницу Божию, чтобы проводить её к Небесному Отцу.

Святая преподобномученица Евдокия, моли Бога о нас!