Алина Сергейчук, православный литератор - Мои новые стихи
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Новости

  • Новые статьи из наших журналов - "Благоукраситель" и др.
  • 10 Январь 2018
  • Вышел Рождественский номер журналов издательства "Русиздат", где я имею честь быть литературным редактором. По просьбам читателей копирую лучшие материалы из них и на этом сайте. Новые статьи буду отмечать восклицательным знаком в названии, чтобы их было лучше видно)

  • Снова про деда Мазая
  • 23 Ноябрь 2017
  • Жил был дедушка Мазай

    На пригорке над лесами.
    От воды зверье спасал -
    Это слышали вы сами.

    В половодье по лугам
    На большой дощатой лодке
    Плавал он. Известен был
    Даже в дальнем околотке:

    Все в тепле, а этот дед
    Лопоухих, косоглазых 
    Вызволяет много лет!
    И была охота лазать?!

    Переполнена лодья, 
    Бортовой волной качает.
    Зайцы мокрые дрожат
    И, конечно, унывают:

    "Ах, зачем так много нас
    В это утлое суденце 
    Понабилось в этот час?..
    И когда проглянет солнце? "

    Коршун над водой парит;
    Смотрит злобно, не мигая
    И Мазаю говорит 
    (На обед свой намекая):

    "Глупый, вредный старый дед!
    Ты куда же тащишь зайцев?! 
    На дворе твоем уже
    Не пройти от постояльцев!

    Выбирай на свой наряд
    Тех, что гладки и здоровы! 
    Ты же - в лодку всех подряд!
    Знаю, хочешь сшить обновы

    Из мохнатых серых шкур!
    И на это не сгодятся:
    Этот - тощ, а тот - понур;
    У того - глаза слезятся.

    У тебя в дому бедлам! 
    Это срам на всю деревню:
    Зайки, ежики - как хлам!
    Ты устроишь эпидемью!"

    Не ответил дед Мазай:
    Как он мог покинуть зайцев?
    Утеплил он свой сарай
    Для пушистых постояльцев,

    Им соломки постелил, 
    Да принёс погрызть капусты.
    Припечет, сойдет вода -
    Он на волю их отпустит.

Объявления

Мои новые стихи

Крещенское утро

 

Шел крупный снег. Метель в проулках пела.

По предрассветной каменной Москве,

По улицам из соли и из мела,

Где каждый, средь людей, один в себе,

Спешила я, как все, к заветной цели:

Заполучить свое (пока не съели).

А над столицей, смогом, проводами,

Немного выше шапок облаков,

Шло построенье. Ровными рядами

Вооруженных ангельских полков

Командовал архангел златокрылый;

Звучал неизреченный трубный глас,

Невидимый рассвет вставал над миром:

То приближался Литургии час.

И ангелы-хранители светлели,

И, научая думам неземным,

Своим беспечным чадам тихо пели,

А может быть – кричали и – скорбели,

Что большинство останется глухим.

И ангел мой хранитель кротко верил,

Что я услышу – ведь иду же в храм –

Как с жалостью, любовью и доверьем

Небесное заглядывает к нам...

И в шапках, капюшонах, шубах, лицах –

В многоголовой гидре суеты –

Я различу прошенье: помолиться,

Чтоб, Господи, нас всех услышал Ты.

 

Лествица

 

Пройти по огненным ступеням,
Не опалив свои стопы,
Не сможет ни герой, ни гений...
Нет каменистее тропы,
Ведущей ввысь меж скал Синая.
Подобьем восхожденья к раю
Сей путь для поколений стал...
Кто не устал?.. Кто не упал?..
На этих огненных ступенях
Смирится и герой, и гений.

 

(11.04.2016)

 

 

Утро

 

Светало, светлело, сияло 
Рассветно-июльское солнце,
Откинув с земли покрывало 
Туманной дремоты. Оконце 
Озерной воды заблестело, 
Сверкая, искрясь и играя…
В березках пичуга запела.
То было преддверие рая.

(07.08.2016)

 

 

Фонтаны в мегаполисе

 

Зной восходил в зенит. 
Жара топила стены.
Как черный воск, асфальт
Московский пламенел.
Фонтаны, как могли,
Работали в две смены.
Их механизм устал,
И бормотал себе:
«Бурли, играй вода,
Но оставайся чистой;
Прохладой радуй всех,
Но не давай испить;
Журчи, звени и пой
Восторженно-речисто,
Но не позволь себе
Из чаши уходить…
И так, трудясь без сна,
Безвестно испаряясь,
Усталых горожан
Спасай и утешай.
Быть может, в облака
Тихонько собираясь,
Отсюда улетишь 
В озерный райский край.

 (07.08.2016)

 

Воробей

 

Блажен, кто возлетел к надмирным небесам...
А я - как воробей на ниточке суровой...
Рванется в небо - кажется, он сам
Летать умеет... Взмах, второй... ШелкОвый
Натянется жестокий шнур - и вот
Летун стремглав, покинув небосвод,
На землю катится, свои теряя перья...
Не много повода, поверьте, для веселья
В такой судьбе... А виноват он сам -
То ль что лететь стремился к небесам,
То ль - что попал на нить жестокого мальчишки...
Простите за экспромт... Быть может, это слишком,
Но образ, взятый у святых отцов,
Прекрасно описал природу тех оков,
В которых держит мир жестокий наши души...
Казалось мне, что данность я нарушу -
Так в юности мечталось - и взлечу...
Но чуть отнимет жизнь уверенность -
Хочу, увы, уже не Неба, а земного:
Чтоб в тело не врезались мне оковы
Нужды, забот, обыденных тревог...
Ну а полет в молитве?.. Бог? - Что Бог? - 
Он ждет от нас терпения, смиренья - 
Мы не готовы к чистому горенью...

 

(25.09.2016)

 

Нежеланный никому весенний снег
Над ночной Москвой кружился в белом танце,
Знал, что будет невеселым краткий век,
Но судьбе, конечно, не хотел сдаваться...

 

И не спрашивал, зачем и почему
Он пришел на землю в солнечном апреле,
И летели хлопья сквозь парнУю мглу,
Вспоминая новогодние метели...

 

(29.03.2017)

 

Мечтательное

 

Очарованной странницей в звездной пыли

Мне дойти бы до Неба от грешной земли,

Позади оставляя сплетенья комет

И слагая на сердце серебряный свет...

 

Но томится тоскою мой ум-пилигрим,

На душе слой за слоем нечувствия грим,

И мятется в холодных оковах душа,

О святом воздыхая и грешным дыша...

 

(04.2017)

 

Ироничное

 

А может, все наоборот и мытарь – впереди,

А фарисей – там, у ворот, ярится: «Погоди!

Я научу тебя, наглец,

Как лезть вперед других овец!»

(05.2017)

 

Депрессивное

Господи, я знаю, что Ты прав…

Но как можно оправдать страданье?

Как себя доверить испытаньям,

Не держась своих «законных прав»?

 

Жизнь бежит утоптанной стезей,

Словно диск заезженной пластинки,

Крутятся года. Дожди и льдинки,

Листья, капли, деньги и снежинки –

Все клубится пыльною стеной.

 

Отлетают в прошлое деньки…

Молодости поздней увяданье…

Господи! И я – Твое созданье!

Из трясины душу извлеки!

(05.2017)

 

Раздумное

 

Как же трудно не судить осуждающих –

Даже Богу, ну а людям – тем более…

Я всегда хожу в числе согрешающих,

Даже если проявлю сердоболие…

 

Я всегда на все особого мнения,

Хоть стремлюсь к Тебе, Христе, почти с детства я…

Может просто не хватает терпения,

Ну а может – голова слишком дерзкая.

 

Улетела бы к Тебе легкой тучкою,

Да тревогой зацепилась за тленное,

И опутана кручиною жгучею,

И замучена душа моя пленная.

 

Мы с Тобою никогда не расстанемся,

Потому что, адским мукам повинная,

В суете своей я все-таки каюся,

И меня Ты Своей ласкою милуешь.

(05.2017)

 

Шемизетка (уютное стихотворение)

 

Тетя Лена чинит шемизетку. 
С бальным платьем – будет самый раз.
Шемизет… - она почти горжетка – 
Из кружав: надев ее, кокетка 
Едет в зал, где будет падеграс.

Дядя Игорь тонким опаяндо 
На гитаре услаждает слух.
Опаяндо, септ-аккорд, тирандо…
Вот такой у нас на даче дух!

Тетя Ира делает цветочки.
Фоамиран – как шелк в ее руке:
Божия коровка в черных точках
На зелёном с жилками листке…

Тёти Ирин муж - брутальный мачо, 
 Ходит по двору с бензопилой. 
Он все двери в доме окосячил;
Ничего при том не "накосячил";
Строит кабинет - уже второй.

За окном – то снег, то ураганы;
Угрожает саду ветер-шквал…
А у нас здесь – кавалеры, дамы, 
Ленты, банты, кружева и гаммы,
Снова сборы – скоро будет бал!

 

(03.06.2017)

 

Контрабас

 

Звучали скрипки и валторны
И только контрабас молчал,
Концерта замыслу покорный.
Как волны бьются о причал,
Лились, кипели и журчали 
Согласья музыкальных фраз…
Но лишь в конце – на радость зале –
Вступил в созвучье контрабас.
Бывает так и в нашей жизни:
До времени – не твой черед.
Но не приемлет укоризны Судьба:
Она лишь часа ждет.
***
Хотелось бы ее проверить…
Но – не дано. Осталось верить.


(06.07.2017)

 

Пьета

 

Мне душой не объять, 
Не понять до конца
Богородицын плач 
У святого лица…
И Сыновний Ответ
На Отцовский Закон…
Богородицын плач,
Материнский поклон…
Как, поднявшись на Крест,
Все покрыла Любовь:
Все безумье окрест -
Игры плоти и слов…
Как дорога ведет – 
До Горы и за край,
Сквозь прощенье и боль,
По Голгофе – и в рай…

 

(июль 2017 г.)

 

Настроение

 

Вот так лето: душе не дышится,
Но стихи почему-то пишутся,
Вечерами как будто слышатся
Голоса, голоса, голоса…

И дорогой сухой и бренною
Я бреду, а хотелось тленное
Мне отвергнуть, душою пленною –
Разорвав хомут, - в небеса!

Но в словах твоих лишь обыденность,
А в мечтах моих, что невидимы,
Веса нет, потому что, видимо,
Не упала с Небес роса…

И не сходит благословение
На пропащее поколение,
Чтобы в сердце нести моление,
А на небе опять – гроза…

 

(июль 2017)

 

Россия

 

Что такое Россия? - 
Это водная гладь,
И над вечным покоем -
Как туман, благодать.

И идешь ты водами:
За Христом, со крестом.
Что же дальше - распятье? -
Ты узнаешь. Потом.

Было ль, не было ль счастье?
Золотые века? -
Было к Богу причастье, 
Купола в облаках...

Светлой Русью Святою
Ты осталась в веках.
Но не знала покоя.
И не знаешь пока.

И покоя не будет:
В этой жизни - борьба...
Пусть надеются люди,
Но терпенье - судьба.

Правой веры хожденье -
Со крестом, за Христом.
По кресте - воскресенье.
Это будет. Потом.

 

(06.08.2017)

 

Фейсвзбучки
(По следам многолетних дискуссий и обсуждений)

 

Ты думаешь, что борешься со злом.
Мне видится, ты злобою пылаешь:
Надменно нечестивых обличая, 
Несешься, словно мамонт, напролом.
Но если к ближним ты идешь с добром,
То не топчи людей, как бурелом!

××××××××××××××××××××
Идя в атаку против силы зла,
Не будь похож на дикого козла!

×××××××××××××××××××××
В слащавом хоре искренних хвалений 
Перекричать других нам не дано.
Их слишком много. Говорят – одно.
Не лучше ль упраздниться и смиренно
Уйти, подобно сомику, на дно
И отдых дать предмету обсуждений?

×××××××××××××××××××××××××
Тщеславно демонстрируя смиренье, 
Мы громко славим Господа "за все".
Но что стоит за этим прославленьем?
На деле – что с терпеньем понесем?

×××××××××××××××××××××××××
Стрессоустойчивостью славясь, 
Ты восхваляешь позитив.
Но что с тобой, товарищ, станет,
Коль жизнь попрет насупротив? 
Не осуждай же невезучих:
Над каждым морем – свои тучи.

××××××××××××××××××××××××
СудЯ других, мы, вроде, рассуждаем. 
Но кто заденет нас – тот осудил.
И где-таки граница пролегает?
Кто правдолюб, кто – злобный крокодил?

××××××××××××××××××××××××
Друзья, простите ядовитый слог!
И я в себе ношу сих зол прилог! 
Не верите? Притворное смиренье? -
Всё в комментах явлю на обозренье!
А вы, меня почтенно осудив, 
В себе того ж приметьте рецидив.

 

(07.08.2017)

 

Снова про деда Мазая

 

Жил был дедушка Мазай
На пригорке над лесами.
От воды зверье спасал -
Это слышали вы сами.

В половодье по лугам
На большой дощатой лодке
Плавал он. Известен был
Даже в дальнем околотке:

Все в тепле, а этот дед
Лопоухих, косоглазых 
Вызволяет много лет!
И была охота лазать?!

Переполнена лодья, 
Бортовой волной качает.
Зайцы мокрые дрожат
И, конечно, унывают:

"Ах, зачем так много нас
В это утлое суденце 
Понабилось в этот час?..
И когда проглянет солнце? "

Коршун над водой парит;
Смотрит злобно, не мигая
И Мазаю говорит 
(На обед свой намекая):

"Глупый, вредный старый дед!
Ты куда же тащишь зайцев?! 
На дворе твоем уже
Не пройти от постояльцев!

Выбирай на свой наряд
Тех, что гладки и здоровы! 
Ты же - в лодку всех подряд!
Знаю, хочешь сшить обновы

Из мохнатых серых шкур!
И на это не сгодятся:
Этот - тощ, а тот - понур;
У того - глаза слезятся.

У тебя в дому бедлам! 
Это срам на всю деревню:
Зайки, ежики - как хлам!
Ты устроишь эпидемью!"

Не ответил дед Мазай:
Как он мог покинуть зайцев?
Утеплил он свой сарай
Для пушистых постояльцев,

Им соломки постелил, 
Да принёс погрызть капусты.
Припечет, сойдет вода -
Он на волю их отпустит.

 

(сентябрь 2017 г.)

 

 

Басенка про злого скунса

 

На свете жил вонючий скунс. 
Он тосковал смертельно:
Зверье в лесу имело вкус
Держать его отдельно.

И в самом деле: ну кому
Дружок вонючий нужен?
Вдвоём со скукою своей 
И завтрак свой, и ужин

Он коротал... Но раз пришла 
Прекрасная идея:
Запачкать всех, премерзкий свой
Секрет кругом рассеяв.

Могучий лев, красотка-лань,
Изящная лисица -
Струею скунса провоняв,
Попробуйте отмыться!

Не разберет ни враг, ни друг, 
Что были вы чисты и вдруг 
Напал на вас проказник, 
Что свой справляет праздник,

Мешая с грязью всех в лесу.
Глаза слезятся и в носу
Щемит... Першит и в горле...
Тут, право, и не вспомнить,
Кто виноват в зловоньи...

Скорей, скорей! Бежать, бежать!
Нападки скунса переждать!
А тот уж ходит павой-
Так горд своей забавой:

Весь лес запачкал, запугал, 
Для всех вдруг грозным, важным стал!

Да вот беда: известно 
О скунсе повсеместно:
Где он - там вонь. Где нет его -
Там все чисты до одного.

(сентябрь 2017 г.)

 

Переходящим на личности

 

Вы скажете мне: соответствуй добру,
Коль ты за него постояла! 
Послушайте! Буду жива, иль умру,
А все-таки проку вам мало

Бороться со мной: ведь добро есть Христос.
Он праведен, свят бесконечно.
И я за Него. И причём здесь вопрос,
Возвышенна я иль беспечна?

Он малость мою искупил на Кресте,
А я - только малое чадо.
Познайте Его: здесь, и там, и везде...
В моих же ошибках не надо

Искать подтвержденья своих на Него
Безумных и злых обвинений.
Он - свят. Мы - слабы и грешны, но в Него
Мы верим, не зная сомнений.

 

(сентябрь 2017 г.)

 

К фейсбучно-богословским спорам

 

Вы говорите "Бог". А мы - "Господь".
И спорим, спорим, спорим бесконечно, 
Пытаясь волей волю побороть
Другого - или просто так, беспечно, 
Меча слова, играем ими в прятки,
Умам давая сложные загадки.

"Зачем Христу от нас то и другое?"
"Где правда, лесть и как познать добро,
Когда в моей грудине ретивОе
Со страстью, пылом ищет - не его?"

"И есть ли правда - или каждый встречный
Имеет право возвещать свое?" -
Безумно, бесконечно и беспечно 
В угаре споров фраз потоки льем.

Где Истина - известно лишь Тому,
Кто нам Собою Истину являет. 
И нам она доступна - потому,
Что Он Преданье Церкви оставляет.

В нем чередам святых открыто Слово,
В котором все - и это присно ново:
Как вечность, неподвластная старенью, 
Как святость Бога, чужая истленья.

Господь - живой. Он - Личность.
Потому - уж коли нам дано в Него поверить,
Не наше дело логикою мерять, 
Что чуждо, а что свойственно Ему.

 

(Сентябрь 2017)

Сентябрь 1917

Мы уходим в октябрь, как корабль в океан,
За кормой серой дымкой холодный туман,
Волны хлещут в борта, и пророчат беду
Чайки белые, дерзко крича на лету.

А закат алым бантом на башнях Кремля,
И исходит печалью по миру земля,
Белый Царь на высоком Голгофском кресте,
И надежда одна: за чертой. Во Христе.

(Октябрь 2017)