Алина Сергейчук, православный литератор - Житие великомученика и исцелителя Пантелеимона
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Новости

  • 09 Октябрь 2018
  •  

    Встреча с Россией (Исповедь горожанина)

     

    Я не знал, что такое Россия,

    Хоть и жил в ней от самых пелен…

    В суете я расходовал силы,

    Моя жизнь проносилась, как сон.

    Лишь к земле прикоснувшись, очнулся

    И почуял таинственный ток.

    Встрепенулся мой дух, оглянулся

    И… заплакал. Ах, если б я мог

    Все оставив, бежать в эти дали

    И забыть городские шумы,

    Чтоб метели мой след заметали,

    Как лиса заметает следы…

     

    Я люблю это поле и реку,

    И сходящий под вечер туман…

    На земле можно стать человеком,

    А быть может – и выстроить храм

    В своем сердце, забыв о тревоге,

    Затерявшись в путях без дорог…

     

    Я сегодня увидел Россию

    Оком сердца… И больше не смог

    Жить, как прежде. Отныне надеждой

    На свободу горит моя грудь.

    Я нежданно увидел Россию…

                                                                           И надеюсь, в нее я вернусь

  • Новые стихи в сборнике "Перепутье"
  • 13 Август 2018
  • Сбылась моя многолетняя мечта: я побывала в такой глуши, где почти совсем нет цивилизации. Где люди не испорчены суетой и спешкой, а природа не осквернена пластиком и выхлопными газами. Где не надо "кадрировать" свой взгляд, чтобы не видеть всяческих железяк: от ржавой арматуры до новенького (но воняющего бензином) авто. Где лес щедро дарит грибы и ягоды, а люди так привыкли к этой щедрости, что переняли ее и с радостью сообщают друг другу о найденном ими малиннике или земляничнике. Плодом путешествия стали несколько стихов. Радостных - и немного грустных, ведь возвращаться пришлось очень скоро...

    Стихи опубликованы в сборнике "Перепутье", а здесь я буду выкладывать их по очереди.

     

    Забытый рай

     

    Здесь когда-то играли свадьбы

    И кипела жизнь через край,

    Украшались к балам усадьбы,

    А теперь здесь забытый рай.

    Тишиной заповедной этой

    Мою душу он исцелит.

    Но… Что будет грядущим летом? -

    Мысль об этом в уме саднит…

    Три козы у бабушки Оли,

    Обнесенный жердями двор…

    Крытый погреб, да чисто поле,

    Темный лес – до небес шатер.

    Старики доживают годы,

    Молодежь в городах давно,

    Заросло иван-чаем поле,

    Не родит к сентябрю зерно…

    Что здесь будет грядущим летом? –

    Это ведает добрый Бог.

    Здесь сегодня приют поэтам,

    На столе – с молоком пирог.

     

Объявления

Житие великомученика и исцелителя Пантелеимона

 

 

Имя святого Пантелеимона-исцелителя известно старым и молодым, глубоко верующим и почти не думающим о Боге людям. «Пантелеимон» в переводе на русский язык означает «всемилостивый». По имени – и житие. Молятся святому мученику люди, просят о милости, получают исцеление от тяжких болезней…

 

 

Будущий святой родился в конце третьего столетия по Рождестве Христовом, в богатом городе Никомидии, что стоит на берегу тёплого Мраморного моря. Родители назвали сына Пантолеоном, что значит «по всему лев», в Пантелеимона же его переименовал Сам Господь, о чём мы расскажем в своё время. Отец Пантолеона был убеждённым язычником, мать же исповедовала христианскую веру. Нелегко было благочестивой женщине растить сына в окружении идолопоклонников в те суровые времена, когда каждому, кто осмелится исповедовать веру во Христа грозила мучительная смерть. И всё же она рассказывала мальчику о Едином Истинном Боге, в Троице Славимом, учила ребёнка молиться Господу Иисусу, соблюдать Его заповеди. Пантолеон охотно внимал наставлениям матери. Но увы! Не долог был век доброй женщины… Мать Пантолеона скончалась, оставив маленького сына на попечении отца. Некому было учить ребёнка истинной вере, стал он ходить с родителем-язычником в идольские капища, поклоняться ложным богам.

Мальчик рос добрым и смышлёным. Он закончил грамматическую школу, а затем отец отдал его в обучение известному в городе врачу Ефросину, чтобы Пантолеон изучил медицинское искусство. Ефросин был вхож в царский дворец: он лечил самого императора Максимиана и его вельмож. Скоро врач стал брать с собой и своего лучшего ученика – юного Пантолеона.

-        Кто этот красивый и вежливый отрок? – благосклонно посмотрев на юношу, спросил Максимиан у его учителя.

-        Это – Пантолеон, сын Евсторгия, один из моих лучших учеников. – Почтительно склонившись перед императором, ответил врач.

-        Как можно лучше и скорее обучи его всему, что знаешь сам – приказал властитель – я возьму этого юношу к себе во дворец. Он достоин предстоять лицу царскому.

Но Пантолеона ждала участь гораздо более высокая, чем служение земному языческому царю. Вечно предстоять Престолу Вседержителя – вот что готовилось прекрасному юноше.

Однажды вечером Пантолеон шёл домой, возвращаясь после проведённого в училище Ефросина дня. Юноша был погружён в свои мысли. Вспоминалось ему далёкое, полузабытое лицо матери, её милые добрые глаза… «Наверное, молится там за меня своему Богу…» – подумалось Пантолеону. Вдруг дверь одного из лежавших на пути юноши бедных домишек открылась и на пороге показался благообразный пожилой человек с седой бородой и по-юношески ясными очами. Взглянув на Пантолеона, он улыбнулся и произнёс:

-        Мир тебе, отрок! Я каждый день смотрю, как ты проходишь мимо моего окна, и по твоему лицу вижу, что ты человек добрый. Зайди в моё скромное жилище.

Привыкший слушаться старших, юноша поднялся на скрипнувшее под ногами крылечко и, склонив голову, вошёл в низенькую дверь. В комнате было прохладно и полутемно. Старец усадил гостя около себя и стал расспрашивать. Сам не зная, почему, юноша раскрыл душу перед незнакомым стариком; не скрывая ничего, поведал ему о том, как воспитывала его любимая мать-христианка, как умерла она, как горько плакал осиротевший малыш, и как до сих пор иногда сжимается его сердце, когда отец ведёт его приносить жертву в храм Аполлона или Зевса.

-        А в каком учении наставляет тебя твой учитель? – спросил Ермолай (так звали старца)

-        В учении Асклепия, Гиппократа и Галена. Ефросин говорит, что если я усвою их наставления, то легко смогу лечить всякие болезни.

-           Верь мне – ответствовал старец – что медицинское искусство без помощи Божией не может исцелить человека, а названные тобою врачи учат призывать ложных богов, не имеющих силы. Един есть Бог – Господь Иисус Христос. Он, живя на земле, слепым давал зрение, прокажённых во мгновение ока исцелял от их неизлечимой болезни… Он и теперь видит и слышит нас в каждый момент нашей жизни, утешает печальных, исцеляет больных. Любящим Его Господь даёт силу совершать чудотворения на пользу их душ и во спасение обращающихся к ним…

Радостно внимал юноша словам мудрого старца. Эти наставления напоминали Пантолеону о похожих речах, которые когда-то произносила его мать. С этого дня юный врач стал каждый вечер заходить в домик пресвитера Ермолая (пресвитер – значит священник, этим саном был почтён скрывавшийся от язычников служитель Божий).

Однажды вечером, идя по нагретым солнцем узким улочкам родной Никомидии, Пантолеон вдруг увидел страшное зрелище. На земле, в тени одного из домов, лежал маленький мальчик. Голова его была неестественно откинута, широко раскрытые глаза, не мигая, смотрели на сияющий солнечный диск. Ребёнок был мёртв. А рядом, свернувшись кольцом, спокойно лежала ужалившая его огромная змея.  Заметив её, юноша испугался и отшатнулся назад. Затем подумал: «Вот и пришло время проверить, правда ли то, о чём говорит старец Ермолай.» Он посмотрел на небо и тихо произнёс:

-        Господи, Иисусе Христе, хотя я и недостоин призывать Тебя, но яви силу Твою, чтобы я стал рабом Твоим! Воскреси умершего ребёнка и умертви причинившую ему смерть змею!

Как только Пантолеон закончил молитву, лежавший на земле малыш зашевелился и, недоуменно замигав глазками, поднялся на ноги. Змея же вдруг стала раздуваться, конвульсивно задёргалась и… лопнула, расселась на две половины.

-        Господи, слава Тебе! – Воскликнул юноша и быстро пошёл к дому пресвитера Ермолая.

Радость и ликование, бесконечная признательность Милосердному Спасителю переполняли его душу. Придя к старцу, Пантолеон упал к его ногам, стал просить немедленно крестить его. Священник расспросил юношу и, узнав о чуде, возблагодарил Бога. В тот же день он крестил Пантолеона, а затем, совершив Божественную Литургию в служившей храмом потайной комнате, причастил новокрещённого Святых Таин. Семь дней оставался юноша в доме своего духовного отца, поучаясь от него вере Христовой. Затем возвратился домой.

-        Сын, где ты был – бросился к Пантолеону отец – я беспокоился о тебе!

-        Я был в Царском дворце вместе с учителем. – Ответил юноша – мы лечили одного больного, которого Царь очень любит и не отходили от него, пока не вернули ему здоровье.

Пантолеон не солгал – он лишь рассказал отцу о том, что произошло с ним, в виде притчи. Говоря об учителе, он имел в виду пресвитера Ермолая, царский дворец – это храм Божий, скрытый в смиренном домике старца, а исцелённый больной – душа самого Пантолеона, возрождённая к истинной жизни Святым Крещением. Царь же, любящий больного – Господь Иисус Христос, любящий душу каждого человека так сильно, что если бы надо было Ему вновь сойти на землю, пострадать и умереть ради спасения одной-единственной души – Господь бы не замедлил сделать это.

В училище же премудрый юноша так объяснил причину своего долгого отсутствия:

-        Мой отец купил имение и послал меня принять его. Я замедлил, внимательно осматривая всё, что там было, потому что имение то куплено за очень дорогую цену.

И снова не было лжи в словах Пантолеона. Имение – это Христианская вера, которую Бог – Милостивый Отец – дал рабу Своему. Сокровище это приобретено за ни с чем не сравнимую цену – оно куплено Кровью Христовой.

 Пантолеон очень скорбел, что отец его остаётся язычником, губит свою бессмертную душу, поклоняясь идолам. Юноша старался постепенно отвращать родителя от ложных богов, наводя его на мысль о том, что идолы – всего лишь создание рук человеческих, каменные и металлические статуи. Любящий сын горячо молился об обращении отца к истинной вере и молитвы его не остались не услышанными.

Однажды, когда Пантолеон был в своём доме вместе с отцом, в дверь постучали и в жилище вошёл слепец, ведомый за руку провожатым.

-        О, врач! – обратился несчастный к юноше – молю тебя: исцели меня! Пожалей лишённого солнечного света! Я обращался ко всем врачам, живущим в этом городе, но никто не смог мне помочь. Лекари лишь забрали все мои деньги, всё богатство, а глазам моим они только повредили – я лишился последних проблесков зрения. Ты – моя последняя надежда!

-        Не я исцелю тебя, но Бог – Отец светов, дарует тебе прозрение. – С верой произнёс Пантолеон. Услышав это, его отец тихо сказал:

-        Сын мой! Не берись за дело, которое тебе не под силу, иначе тебя осмеют! Неужели ты можешь совершить то, что не удалось никому из лучших врачей Никомидии?!

-        Никто из врачей не знает лекарства, которое может исцелить этого больного – ответил христианский врач – потому что неизмеримо велико различие между ними и учителем моим, который открыл мне это средство.

-         Но я слышал, что и Ефросин пробовал лечить этого несчастного – возразил Евсторгий, не знавший, что его сын говорит о пресвитере Ермолае, а вовсе не об учителе медицинского искусства.

-        Подожди немного, отец, и ты увидишь силу моего врачевания – произнёс Пантолеон. С этими словами он коснулся пальцами очей слепого и произнёс – Во Имя Господа моего Иисуса Христа, просвещающего слепых, прозри!

Безжизненные прежде веки слепца приподнялись и он невольно прикрыл глаза руками, защищая их от непривычно яркого для него солнечного света.

-        Я вижу! – Прошептал исцелённый, и слёзы радости потекли по его лицу – Вижу! Хвала тебе, молодой врач! Слава Тебе, Господи Иисусе, Имя Которого даровало мне зрение!

Вместе с возможностью видеть солнечный свет, исцелённый обрёл и свет истинной веры. Вместе с ним в Солнце Правды – Христа Бога Нашего – уверовал и отец Пантолеона. Он разбил всех стоявших в его доме идолов и выбросил их прочь. Вскоре пресвитер Ермолай крестил раба Божия Евсторгия. Но недолго пожил на свете новообращённый христианин. Господь призвал Евсторгия в Царствие Свое, где давно уже ожидала его благочестивая супруга Еввула. Сыну же их, оставшемуся до времени в мире сем, предстоял великий мученический подвиг.

Оставшись единственным наследником родительских имений, Пантолеон отпустил на волю всех рабов и рабынь, щедро наградил их за труды, а сам стал благотворить всем нуждающимся. Юный врач бесплатно лечил приходивших к нему больных, отказывался брать за свои труды какую бы то ни было плату. Одной награды желал он – чтобы люди, видя, что он врачует их не столько лекарствами, сколько силой Божией, оставляли язычество и обращались ко Христу. Но не только больным помогал молодой бессеребренник. Он раздавал нищим и убогим щедрую милостыню; посещал темницы, где, как мог облегчал участь заключённых, а особенно – страдавших за Имя Христово узников.

Скоро весь город говорил о благодеяниях Пантолеона. Получившие помощь страдальцы называли его Пантелеимоном – то есть, Всемилостивым. А языческие врачи страшно злились и завидовали своему молодому коллеге – ведь почти никто из жителей Никомидии не желал обращаться к ним, платить им за врачевание; все шли к чудесному врачу, бесплатно избавлявшему своих пациентов от любых болезней. И многие, многие люди, получив врачевание тела, исцелялись и душой, становились христианами. Заметили это завистники, пришли к императору, сказали:

-        О, царь! Юноша Пантолеон, которого ты хотел ввести в свой дворец, презрев твою милость, обходит темницы и врачует врагов твоих – презренных христиан. И сам он покланяется Распятому, а богов наших хулит; и тех, кого лечит, учит тому же. Если ты не положишь предела его беззаконию, Пантолеон своим волшебством отвратит от великих богов всю Никомидию! Если же хочешь проверить, правду ли говорим тебе мы – вели привести сюда слепца, которого исцелил Пантолеон и спроси у него, как врачевал его этот волшебник!

Послушался царь врачей, велел разыскать бывшего слепого. Спросил его:

-        Скажи, человек, как Пантолеон излечил твои глаза?

-        Он коснулся моих очей – смело ответил исцелённый – призвал Имя Христово, и я прозрел.

-        Так… - помрачнел император Максимиан – А ты как думаешь, Христос тебя исцелил, или боги?

-        Царь! - прямо посмотрел в глаза императора бывший слепой – Все врачи Никомидии много лет призывали своих богов и прилагали всё врачебное искусство, надеясь вернуть мне зрение, но лишь погубили его остатки. Пантолеон же один раз призвал Христа – и я тотчас прозрел от одного звука Его Имени.

-        Не безумствуй, человек! – разгневался гонитель веры Христовой – не смей вспоминать о Христе, признай, что боги исцелили тебя!

-        Ты сам безумствуешь, царь! – смело ответствовал христианин – Ты называешь подателями зрения слепых богов, и сам, подобно им, не видишь истины!

-        Отрубить ему голову! – Приказал разъярённый император, и исповедник веры отошёл к Престолу Божию, чтобы видеть Того, кто даровал ему зрение.

А врач Пантолеон был немедленно приведён во дворец.

-        Нехорошие вещи слышал я о тебе, юноша – ласково обратился к нему Максимиан – мне донесли, что ты поносишь великих богов и поклоняешься Христу, распятому на Кресте. Тебе, кажется, не безызвестно, какую великую милость, какое внимание явил я к тебе, принимая тебя во дворце, желая приблизить к себе. Ты же предпочёл мне моих врагов. Впрочем, быть может, то, что говорят о тебе – ложь? Обличи её, принеси при всех жертву великим богам!

-        Нет, царь, тебя не обманули. – Спокойно отвечал Пантолеон – Я действительно отрекаюсь от ложных богов и прославляю Христа, потому что из дел Его я узнал, что Он есть Единый Истинный Бог. Если хочешь узнать всемогущую силу Его – прикажи привести сюда какого-нибудь больного, которого не могут исцелить врачи – и я помолюсь о нём моему Богу. Пусть придут также и жрецы ваших богов, и призовут тех, кому поклоняются. Какой из богов вернёт здоровье человеку – того мы и признаем Единым Истинным Богом.

Императору понравился совет Пантолеона. Вскоре во дворец внесли носилки, на которых лежал парализованный человек. Своим видом несчастный напоминал мертвеца: он не мог сделать ни малейшего движения, был не способен произнести ни слова. Явились и идольские жрецы.

-        Что ж, христианин, не медли, призывай своего Бога – насмешливо обратился старший из жрецов к юноше.

-        Если я помолюсь Христу и Он исцелит больного – возразил Пантолеон – кого будут лечить ваши боги? Лучше вы первые призовите своих богов, и если они воздвигнут расслабленного с одра болезни – незачем будет и призывать моего Господа.

Жрецы нехотя согласились и начали призывать своих богов: один – Эскулапа, другой – Зевса, третий – Диану, другие – иных идолов, но расслабленный по прежнему не мог пошевелить ни одним перстом. Долго молились язычники, но не было ответа на призывания их. Видя их тщетные усилия, исповедник Христов усмехнулся. Увидев это, император сказал:

-        Пантолеон, сделай, если можешь, здоровым этого человека, призови своего Бога.

-        Хорошо. – Согласился христианин. – Пусть отойдут жрецы.

Святой приблизился к постели больного и, возведя очи свои на небо, начал молиться: «Господи, Иисусе Христе, Боже мой, услышь молитву мою! Яви всемогущую силу твою пред не знающими Тебя, ибо всё возможно Тебе!»  - Произнеся молитву, он взял больного за руку и сказал ему:

-        Во имя Господа Иисуса Христа встань и будь здоров!

Парализованный тотчас зашевелился, неуверенным движением приподнялся на ложе и …рывком встал на ноги. Затем вдруг засмеялся и начал разминать руки, ноги, ощупывать обретшие силу и гибкость мышцы… Многие из видевших это чудо уверовали во Христа. Жрецы же, скрежеща зубами от ярости, обратились к императору:

-        Если он останется в живых, то скоро никто не станет приносить жертв нашим богам; мы будем осмеяны христианами! Погуби его, о царь! И как можно скорее.

Тогда царь сказал Пантолеону:

-        Принеси, юноша, жертву богам, чтобы не погибнуть понапрасну. Ты знаешь, скольких людей казнил я за веру в Распятого… Помнишь, каким жестоким мучениям был предан старец Анфим?..

-        Все умершие за Христа – твёрдо отвечал Максимиану святой – не погибли, а приобрели вечную жизнь. И если Анфим, будучи стар, смог вынести муки за Господа нашего, то тем более мне, молодому и крепкому телом, надлежит безбоязненно претерпеть страдания, на которые ты меня обречёшь. Скажу тебе больше: я буду считать пустой свою жизнь, если не сподоблюсь умереть за Христа, а если умру – сочту это великим приобретением.

Царь приказал повесить мученика на столбе и строгать его тело железными когтями, опаляя раны огнём.

-        Господи, Иисусе Христе – молился святой – Предстань мне в эту минуту, дай мне терпение, чтобы перенести мучения!

И явился ему Господь в образе пресвитера Ермолая, и изрёк:

-        Не бойся, Я с тобой.

В тот же момент ослабели руки палачей, и орудия пытки упали на землю.

-        В чём сила твоего волшебства?! – обратился разгневанный царь к мученику.

-        «Волшебство» моё – Христос, всемогущая сила Которого помогает мне – с тихой улыбкой ответил святой.

-        Посмотрим, что ты сделаешь, если я назначу тебе ещё более страшные муки! – Воскликнул Максимиан.

-        В больших муках мой Бог даст мне большее терпение, а тебя сильнее посрамит. Я же получу за свой подвиг тем славнейшую награду, чем сильнее ты станешь мучить меня.

Услышав слова Пантолеона, нечестивый язычник приказал растопить олово в огромном котле и бросить туда мученика. Страшно клокотал расплавленный металл, распространяя вокруг нестерпимый жар. Но когда Пантолеон приблизился к нему, ему вновь явился Господь и, взяв юношу за руку, вместе с ним вошёл в котёл. Тотчас погас огонь, сделалось холодным олово. 

-        Да что же мне делать с ним?! – потеряв самообладание, закричал разгневанный царь.

-        Брось его в море – посоветовал один из языческих жрецов – не сможет же этот христианин околдовать целый океан…

Не знали идолопоклонники, что не слабосильным колдовством побеждает муки юный христианин, а непобедимой силой Божией. Тяжкий камень привязали они на шею святого, посадили мученика в лодку и отвезли далеко в море. Сбросили жертву в воду. Но едва успела лодка пристать к берегу, как взорам изумлённых язычников предстало дивное зрелище.

Плещется бескрайнее море, бегут по нему бирюзовые волны, подходят к самому берегу и разбиваются в пыль, чтобы снова вернуться в родные просторы. Но что это за фигурка виднеется там, далеко? Парус? – Нет, не похоже. Дельфин? Но дельфины не держатся так долго над водой… В молчании взирают язычники, как идёт по морю христианский мученик, спокойно ступая по волнам, словно по мягкому песку.

-        Какова же сила волшебства твоего, что и море ты подчинил ему – прошептал, оправившись от потрясения император, когда Пантолеон ступил перед ним на берег.

-        И море – объяснил ему святой – подчиняется своему Владыке и исполняет волю его.

-        Так ты и морем владеешь?.. – воззрился на него царь.

-        Не я – улыбнулся мученик – но Христос мой, Создатель и Владыка всего мира.

Кажется, дикий зверь смягчился бы сердцем, видя кротость и терпение святого – ведь Пантолеон не злился на своих мучителей, не презирал их, но жалел – как погибавших в пучине неверия. Стихия морская покорилась силе Божией и не потопила страдальца Христова… Но ничто не могло растопить жестокого льда, сковавшего душу язычника Максимиана.

-        Всё равно я погублю его – в бессильной ярости сжимал кулаки император – не дам христианам торжествовать над нами! Пусть львы растерзают этого Пантолеона!

На следующий день в городе было объявлено, что всех желающих ждёт увлекательное зрелище. Толпы народа собирались к устроенному в пригороде Никомидии цирку, стремясь увидеть, как лютые хищники будут терзать прекрасного ни в чём не повинного юношу… Таковы языческие нравы. Вот уже выпущены на арену звери. Огромный лев, вальяжно потягиваясь, рычит, разевая усеянную острыми зубами пасть; пантера бегает вдоль загородки, нервно хлещет себя хвостом по лоснящимся бокам. Ведут осуждённого на смерть. Взгляды зевак обращаются к Пантолеону.

-        Ой, а какой молоденький…

-        Красивый!

-        Да за что ж его казнят?

-        Известно за что – христианин…

Мученик не смотрит по сторонам, он, кажется, не слышит раздающихся вокруг возгласов. Душа его пребывает в молитве, с Богом. Юношу подводят к важно восседающему на покрытом дорогими тканями кресле императору.

-        Взгляни на этих милых зверушек, Пантолеон – язвительно произнёс Максимиан, указывая пальцем на арену – они приготовлены для тебя! Подумай, как приятно тебе будет, когда их зубы коснутся твоего тела... Быть может, ты ещё одумаешься и пощадишь свою юность? – голос мучителя стал вкрадчиво-ласкающим – Послушай меня, Пантолеон! Принеси жертву великим богам, и всё сразу станет так хорошо…

-        Не трать слов понапрасну, царь. – Спокойно ответил святой – Ты знаешь, что для меня намного приятнее быть съеденным зверями, чем отступить от Христа моего.

Мученика подвели к арене и вытолкнули на середину.  Звери повернули свои головы, стали принюхиваться… В это время Пантолеон вновь увидел Господа, явившегося ему в образе старца Ермолая… Жадно смотрят зеваки, как звери всё ближе подходят к отданному на растерзание. Вот полосатый тигр, сделав большой прыжок, оказывается совсем рядом с Пантолеоном…  Женщины закрывают глаза руками, кто-то подаётся вперёд… Огромная кошка вдруг начинает тереться о ноги святого, урчит, ласкаясь, жмурит зелёные глаза… Возглас изумления вырывается из сотен уст. А звери толпятся вокруг святого, тянутся к нему, отталкивая друг друга, каждый стремится прикоснуться к его руке… Юноша гладит хищников, ставших вдруг миролюбивее домашних котят…

-        Велик Бог христианский! – раздаётся из зрительских рядов возглас, тут же подхваченный множеством голосов.

-        Пусть будет отпущен неповинный юноша!

-        Свободу праведнику!

-        Молчать! – Страшно кричит царь, поднимаясь со своего места – Воины, ко мне! Каждого, кто прославляет Христа убить на месте! Живыми отсюда уйдут лишь те, кто хвалит богов наших предков! И зверей – перебить!

Много невинной крови пролилось в тот час, многие души, ликуя, полетели к Престолу Вседержителя, приняв крещение в собственной крови…

- Слава Тебе, Боже, что не только люди, но и звери умирают за тебя! – воскликнул Пантолеон, увидев вышедших на арену воинов с обнажёнными мечами Дивное чудо явил Всемогущий Господь с телами убитых животных. Хищные птицы не тронули их; даже запаха тления не было слышно от оставленных на много дней непогребёнными бессловесных.

А безумный в своей злобе император всё ещё не потерял надежды победить силу Божию. Он велел истязать святого с помощью большого колеса, усеянного острыми спицами. Но, как только пытка началась, колесо распалось на мелкие кусочки, причём острые части его поразили насмерть многих из стоявших поблизости язычников. Тогда нечестивый царь велел разыскать пресвитера Ермолая, наставившего в вере святого Пантолеона, и пытался заставить старца убедить юношу принести жертву идолам. Священник Божий посмеялся над безумным предложением Максимиана и был тотчас обезглавлен. Святого же Пантолеона жестоко били и, наконец, решили казнить, отрубив мученику голову.

Воины  вывели святого из города и привязали к покрытой зелёными листьями маслине.

-        Дайте мне время закончить молитву – попросил Пантолеон.

-        Нет уж, хватит – резко ответил ему начальник отряда – Быстро руби! – прикрикнул он на палача. Тот сделал взмах мечом, и…

-        Велик Бог христианский! – в ужасе воскликнули воины, увидев, что стальной меч согнулся пополам, словно сделанный из воска, а невредимый христианин продолжает свою молитву.

-        Прости нас, раб Божий! – воскликнул начальник отряда – Помолись, чтобы нам было прощено то, что мы делаем по повелению царя!

Наконец мученик завершил молитву… В этот момент с неба раздался дивный голос, глас Божий, призывавший святого в Небесные обители и именовавший его Пантелеимоном – всемилостивым…

Святой исполнился радости и воскликнул, обращаясь к воинам:

-        Теперь делайте то, что вам велено!

-        Нет – упали те к его ногам – Мы боимся Бога твоего…

-        Господь зовёт меня к Себе – ответил им Пантелеимон – И если вы не исполните порученного вам, то не получите милости от Него!

Воины поклонились мученику, затем один из них подошёл и быстрым движением отсёк его святую главу. Вместо крови из раны потекло благоуханное молоко, а маслина, к которой был привязан святой, в тот же миг покрылась спелыми плодами. Многие из видевших кончину великомученика Пантелеимона  и сопровождавшие её чудеса уверовали во Христа.

А святой Пантелеимон, расставшись до времени с телом, предстал Богу и теперь вечно радуется, с любовью молясь о тех, кто просит его помощи. При жизни прославившись врачеванием недугов, великомученик и по кончине своей не перестаёт подавать дивные исцеления чтущим его святую память.

 

Страстотерпче святый и целебниче Пантелеимоне, моли милостивого Бога, да прегрешений оставление подаст душам нашим!


Назад к списку