Алина Сергейчук, православный литератор - Житие святителя Василия Великого
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Новости

  • Новые статьи из наших журналов - "Благоукраситель" и др.
  • 10 Январь 2018
  • Вышел Рождественский номер журналов издательства "Русиздат", где я имею честь быть литературным редактором. По просьбам читателей копирую лучшие материалы из них и на этом сайте. Новые статьи буду отмечать восклицательным знаком в названии, чтобы их было лучше видно)

  • Снова про деда Мазая
  • 23 Ноябрь 2017
  • Жил был дедушка Мазай

    На пригорке над лесами.
    От воды зверье спасал -
    Это слышали вы сами.

    В половодье по лугам
    На большой дощатой лодке
    Плавал он. Известен был
    Даже в дальнем околотке:

    Все в тепле, а этот дед
    Лопоухих, косоглазых 
    Вызволяет много лет!
    И была охота лазать?!

    Переполнена лодья, 
    Бортовой волной качает.
    Зайцы мокрые дрожат
    И, конечно, унывают:

    "Ах, зачем так много нас
    В это утлое суденце 
    Понабилось в этот час?..
    И когда проглянет солнце? "

    Коршун над водой парит;
    Смотрит злобно, не мигая
    И Мазаю говорит 
    (На обед свой намекая):

    "Глупый, вредный старый дед!
    Ты куда же тащишь зайцев?! 
    На дворе твоем уже
    Не пройти от постояльцев!

    Выбирай на свой наряд
    Тех, что гладки и здоровы! 
    Ты же - в лодку всех подряд!
    Знаю, хочешь сшить обновы

    Из мохнатых серых шкур!
    И на это не сгодятся:
    Этот - тощ, а тот - понур;
    У того - глаза слезятся.

    У тебя в дому бедлам! 
    Это срам на всю деревню:
    Зайки, ежики - как хлам!
    Ты устроишь эпидемью!"

    Не ответил дед Мазай:
    Как он мог покинуть зайцев?
    Утеплил он свой сарай
    Для пушистых постояльцев,

    Им соломки постелил, 
    Да принёс погрызть капусты.
    Припечет, сойдет вода -
    Он на волю их отпустит.

Объявления

Житие святителя Василия Великого

 

В четвёртом столетии по Рождестве Христовом в городе Кесарии Каппадокийской жила замечательная семья. У родителей – знатных и благочестивых Василия и Еммелии – было десять детей. Четверо из них, повзрослев, сделались святыми угодниками Божьими. В этой-то необыкновенной семье и родился будущий великий святитель Василий.

Василий был вторым ребёнком своих родителей. Он имел старшую сестру Макрину и восемь младших братьев и сестёр. Отец и мать воспитывали своих детей в вере и любви к Богу и людям. В то же время, они старались дать им хорошее образование. Отец сам учил своих сыновей, преподавал им ораторское искусство и философию, которые в те времена считались главными из наук. Повзрослев, Василий отправился учиться в Константинополь, к жившим там знаменитым преподавателям, а затем пошёл в Афины – город, славившийся  своими мудрецами и философами. В Афинах было немало идолопоклонников, которые проводили своё время в разгульном веселье. Юноши с разных концов Римской империи съезжались в этот город, чтобы получить хорошее образование. Молодой Василий учился вместе с язычниками, но никогда не участвовал в их забавах. Он подружился с христианским юношей Григорием, с которым вместе учился. Василий и Григорий поселились в одном небольшом домике и выходили из него только в училище и в христианский храм. Они никогда не ссорились, вместе молились, во всём помогали друг другу. Молодые люди часто говорили между собой о том, как закончат образование и сделаются монахами, подвижниками, посвятят себя Богу. В то время, как другие студенты весело кутили ночи напролёт, Василий и Григорий много молились и с интересом изучали книги – как мирские, так и духовные, богословские. Они собрали вокруг себя кружок из нескольких юношей, вместе с которыми углублённо занимались своим образованием, часто горячо обсуждали сочинения философов и подвижников.

Василий очень любил учиться. Случалось, что, читая книгу, он забывал о пище и сне. Проведя в Афинах около пяти лет, он изучил риторику, философию, астрономию, медицину, физику и другие науки и превзошёл в учёности своих преподавателей. Завершив образование, он отправился в Кесарию, к своим родным, которых уже давно не видел. Здесь юношу ожидало немалое искушение. Жители города, узнав о приезде молодого философа, стали просить его выступить перед ними, показать, чему он научился за долгие годы. Василий не отказал кесарийцам. Его красноречие и образованность вызвали у слушателей восхищение, философа стали приглашать во многие почётные места. Юноша уже не чуждался увеселений; он радовался и даже гордился своей известностью.

-        Брат, ты же всегда мечтал посвятить себя Богу! – Упрекала Василия его старшая сестра Макрина, которая сама дала обет безбрачия и была строгой подвижницей. – Неужели ты не боишься, что суетная мирская жизнь увлечёт тебя в тяжкие грехи?

О том же писал другу и оставшийся в далёких Афинах Григорий. Наконец, слова увещеваний тронули душу молодого человека. Был тёплый летний вечер. Василий сидел в своей комнате и читал Священное Писание. Вдруг его сердце пронзила мысль: «как же бесполезна вся земная мудрость, если она оторвана от Бога! Хорошо узнать многое, чтобы послужить этим Богу, но сама по себе мирская слава, гордость – это всего лишь пустой звук, красивый пузырь на воде, который блеснёт и исчезнет… Как я мог находить в них удовольствие, как мог начать служить себе, а не Богу?!.» И юноша горько заплакал. «Господи! – Молился он, - направь меня на путь Твой!»

Вскоре он покинул родной город и отправился в Египет. Там, в безводной пустыне, жили и спасались многие великие подвижники: святые Пахомий, Макарий и другие. Преподобные отцы непрестанно молились и размышляли о Боге, строго постились. Суровыми подвигами они очистили от греха свои души и достигли святости. К ним-то и пришёл молодой Василий. Здесь юноша стал ревностно спасать свою душу. Он учился посту и молитве, старался подчинить своё тело душе, а душу приучить всегда стремиться к Богу. Так он провёл несколько лет. Затем Василий решил отправиться в Палестину, в те места, где провёл годы Своей земной жизни Господь Иисус Христос.

По пути в Святую Землю, Василий ненадолго зашёл в Афины, где когда-то провёл пять лет. Высокий, худой от сурового поста, потемневший от палящих лучей египетского солнца, он шёл по узким улочкам древнего греческого города. Кругом шумела разноликая толпа. Юноши спешили в училище, прибывшие из дальних стран путешественники с интересом разглядывали старинные здания, торговцы на рыночной площади предлагали прохожим свой товар. Все куда-то торопились, кричали, волновались… Василий, проживший немалое время в молитвенной тишине пустыни, смотрел на суетящихся людей с удивлением и жалостью. Наконец, он подошёл к сложенным из белого камня стенам училища, в котором постигал когда-то науки. Василий разыскивал философа Еввула – своего старого учителя. «Еввул сделал мне немало добра, научил меня земной премудрости, - думал христианин, - быть может, мне удастся отплатить ему за это и обратить его от язычества к истинной вере». В училище философа не оказалось и Василию пришлось продолжить свои поиски. Наконец, когда солнце уже опустилось за горизонт, и над Афинами нависли густые сумерки, он увидел своего учителя. Еввул стоял у городских ворот и беседовал с другими философами о каком-то важном предмете. Василий подошёл поближе и молча прислушался к разговору. Между философами шёл горячий спор, причём они долго не могли убедить один другого. Василий вступил в беседу  и тотчас же разрешил затруднительный вопрос. Философы с изумлением посмотрели на него, недоумевая, что за незнакомец говорит так мудро.

-        Это или кто-то из богов, или Василий… - прошептал Еввул. – Но Василий теперь далеко отсюда…

В этот момент вышла из-за тучи луна и при её свете философ, хоть и не без труда, узнал своего бывшего ученика.

-        Это ты?! Откуда ты пришёл к нам?! – Не сдержал он изумления, - пойдём скорее ко мне в дом, поговорим!

Два философа провели в беседе три дня, почти не вкушая пищи.

-        Ещё живя в Афинах ты сделался мудрее всех людей, которых я знаю, - сказал Василию Еввул, - а теперь твоя мудрость достигла совершенства. Ответь мне, как ты думаешь: что главное в философии?

-        Сущность философии в том, что она учит нас помнить о смерти. – Произнёс Василий, - тот, кто думает о своей кончине, перестаёт гоняться за сиюминутными удовольствиями и начинает стремиться к добродетели, очищает от греха свою душу.

Василий стал говорить старому философу о покаянии, о Боге, затем перешёл к тому, как Господь создал мир и человека… Наконец, рассказал своему бывшему учителю о Христе… Выслушав его, Еввул воскликнул:

-        О, посланный мне небом Василий! Ты убедил меня! Теперь я верую в Единого Истинного Бога и готов сейчас же отказаться от идолопоклонства! Я хочу креститься.

-        Благословен Бог, Который дал тебе узнать истину! – С радостью произнёс Василий. – Если желаешь, иди со мною в святой город Иерусалим. Там мы помолимся на горе Голгофе, на которой был распят Спаситель мира; поклонимся Гробу, где Он воскрес. А потом примем крещение в реке Иордан.

-        Я с радостью последую за тобой, куда бы ты ни пошёл! – Согласился Еввул.

Здесь следует сказать, что сам Василий, который родился в благочестивой семье, прожил около тридцати лет и уже стал настоящим подвижником, ещё не был крещён. Такой обычай существовал у верующих в первые века Христианства: люди не спешили креститься, некоторые готовились к Таинству духовного рождения всю свою жизнь, другие же хотели принять его в тридцать лет – в возрасте, в котором крестился Христос.

Василий и Еввул раздали бедным всё своё имущество и отправились в Святую Землю. По пути они многим рассказывали о Христе и обратили немало людей в истинную веру. В городе Антиохии они остановились в небольшой гостинице, стоявшей близ дороги. Вечерело. Василий вышел в небольшой садик при гостинице, чтобы подышать свежим воздухом и помолиться в тишине. Вдруг он увидел сына содержателя гостиницы – молодого Филоксена. Юноша сидел на крыльце и едва не плакал от огорчения.

-        О чём ты грустишь? – Участливо обратился к молодому человеку философ.

-        Если я отвечу на твой вопрос – какая польза будет мне от этого?.. – Угрюмо ответил Филоксен.

-        Я думаю, что смогу помочь тебе. – Сказал Василий.

-        Едва ли… - Проворчал юноша, но стал рассказывать – я учусь у знаменитого философа Ливания, прославившегося своей мудростью даже в Константинополе. Учитель задал мне перевести несколько стихов Гомера. Я трудился целый день, однако не только не смог выполнить задания, но даже не понял точного смысла стихов.

-        Этому горю не трудно помочь. – Улыбнулся Василий. – Когда-то я и сам учился у Ливания…

Юноша с изумлением посмотрел на бедно одетого странника и не говоря больше ни слова отдал ему пергаментный свиток, на котором были написаны стихи. Быстро прочитав их, Василий тут же начал пересказывать сочинение Гомера простыми, понятными Филоксену словами.

-        Прошу тебя, запиши то, что ты говоришь! – С радостью воскликнул юноша.

Василий написал на поданном ему свитке три варианта перевода.

На следующее утро счастливый Филоксен отправился в училище.

-        Кто написал тебе этот перевод? – С нескрываемым изумлением посмотрел на молодого человека Ливаний, - клянусь богами, никто из известных мне философов не мог дать стихам такого необычного и мудрого толкования!

-        В моём доме остановился один странник, - склонил голову юноша, которому не удалось выдать перевод за своё сочинение, - он легко и быстро истолковал стихи, над которыми я бился целый день…

Закончив урок, философ поспешил в гостиницу. Увидев Василия и Еввула, Ливаний очень удивился как их внезапному прибытию, так и простоте их одежд.

-        Так вот какой мудрец поселился в гостинице моего ученика! – Воскликнул он и пригласил путешественников к себе в дом.

Здесь Ливаний предложил гостям роскошный обед. Но Василий и Еввул, как обычно, лишь немного поели хлеба и выпили чистой воды. Затем, помолившись Богу, они стали рассказывать Ливанию об истинной вере. Философ внимательно слушал их, иногда задавая непростые вопросы. Наконец, он задумчиво проговорил:

-        Теперь ещё не время отвергать язычество и принимать вашу веру, но если будет на то воля Создателя мира – никто не сможет противиться премудрости христианской.

Василий с сожалением посмотрел на Ливания, а тот продолжил свою речь:

-        Я был бы очень рад, если бы вы рассказали о своём учении моим подопечным.

-        С удовольствием выполню твою просьбу. – Согласился Василий.

На следующее утро он пришёл в училище Ливания и провёл там урок. Христианский философ говорил о том, как хорошо быть кроткими и смиренными, добрыми и целомудренными; о том, что надо ожидать награды за добрые дела не на земле, но в Вечности… Юноши с удивлением слушали пришедшего издалека проповедника и удивлялись его мудрости.

После этого путешественники снова отправились в дорогу. Наконец, они пришли в Святую Землю. Здесь паломники с благоговением обошли все святыни: молились в Сионской горнице, где Христос установил Таинство Причастия и на горе Елеон, с которой Он вознёсся на небо; прошли по скорбному пути, по которому триста с небольшим лет назад нёс свой Крест Искупитель мира. Наконец, Василий и Еввул пришли к епископу Иерусалима Максиму и, почтительно поклонившись ему, стали просить крестить их в святых водах реки Иордан. Епископ увидел горячую веру странников и согласился выполнить их просьбу. Взяв с собой священников и певчих, он повёл Василия и Еввула к Иордану.

Торжественно, с пением и молитвами шествуют к святой реке служители Божии. Ослепительно сияло на синем небе солнце. Вот впереди блеснул водный поток – епископ и его спутники вышли на берег. На этом месте когда-то сошёл в Иордан Господь Иисус Христос, здесь Иоанн Предтеча с благоговейным трепетом крестил Создателя мира. Василий опустился на колени и воздел руки к небесам. «Господи! – Взмолился он, - укрепи веру мою, сделай, чтобы я действительно смог оставить всё ветхое, греховное, что было в моей душе! Помоги мне, крестившись, стать новым человеком, верным рабом твоим! Ведь крещение – это рождение в вечную жизнь…» Он снял с себя одежду и с молитвой на устах спустился в воду. Радостно запел хор. Епископ Максим произнёс: «крещается раб Божий Василий», и коснулся рукой головы философа. В этот момент вдруг сверкнула яркая молния, из неё вылетел белоснежный голубь и, погрузившись в воду рядом с крещаемым, вновь вспорхнул к небесам. Все стоявшие на берегу замерли в благоговейном ужасе. Епископ закончил крещение и Василий вышел на берег. Душа его ликовала от благодарности Создателю. Вслед за Василием крестился и Еввул.

Василий и его верный друг прожили в Иерусалиме год, а затем отправились в Антиохию. Здесь их заметил епископ Мелетий и, увидев мудрость и благочестие Василия, рукоположил его в дьяконский сан. Василий некоторое время служил в антиохийском храме и говорил поучения верующим, удивляя всех своей учёностью и красноречием. Затем он вместе с Еввулом отправился в свой родной город – в Кесарию Каппадокийскую.

Вьётся среди полей и виноградников пыльная дорога, идут по ней усталые странники. Вот и городская стена. Но, не успели Василий и его спутник войти в ворота, как к ним подошли незнакомые люди в одеждах церковных служителей.

-        Господа, мы просим вас пойти с нами! – Почтительно поклонились они изумлённым путешественникам, - владыка Леонтий, архиепископ Кесарии, благословил привести вас к нему.

-        Но откуда владыка знает нас? – Изумился Еввул.

Архиепископ с радостью встретил утомлённых странников. Увидев их, он воскликнул:

-        Слава Богу! Дивны дела Господни! Именно этих людей я видел сегодня во сне! – Затем, обратившись к своим гостям, спросил – кто вы, господа, откуда и куда идёте?

Василий и Еввул рассказали владыке Леонтию о своей жизни.

-        Слава Богу! – Снова воскликнул архиепископ, - сегодня ночью, перед самым рассветом, Господь показал мне дивное видение. Он возвестил мне, что Василий, который подойдёт в полдень к воротам города, сделается в будущем  архиепископом Кесарии.

Владыка велел накормить путешественников, а затем снова стал беседовать с ними. Говоря с Василием и Еввулом о Священном писании, архиепископ удивлялся глубине их мудрости и любви к Богу. Он проникся к философам любовью и уважением и оставил их у себя. Обитая в богатом городе, Василий вёл такой же образ жизни, как в пустыне. Он по-прежнему питался хлебом и водой, скромно одевался и непрестанно молился Богу умом и сердцем. Проведя некоторое время при архиепископе, он покинул город и поселился неподалёку от него, в местности называвшейся Понтийской пустыней. Здесь, на вершине покрытой густым лесом горы, устроила женский монастырь сестра Василия – Макрина. Вместе с благочестивой девой жила и её мать – пожилая уже Еммелия. Василий поселился у подножия горы, близ быстрой и холодной реки Ириса. Вскоре вокруг него образовалась небольшая обитель. Многие иноки приходили к молодому подвижнику, желая спасаться под его руководством. К Василию часто приезжал его друг Григорий и жил у него по несколько месяцев. Окончательно поселиться в пустыне он не мог, потому что должен был ухаживать за своими престарелыми родителями. В обители Василия жил и другой Григорий – младший брат философа. Молодые подвижники вели очень суровую жизнь. Они скудно питались, сами добывали себе пищу тяжёлым трудом. Воспитанный в богатстве и почёте, Василий носил дрова, ухаживал за огородными растениями и часто вдвоём с братом возил на себе огромную телегу с навозом для их удобрения. Он спал на голой земле, а нередко и вовсе лишал себя отдыха, проводя в молитве всю ночь.

В это время Римской империей управлял царь Юлиан, названный за свои дела отступником. Он был воспитан как христианин, но, придя к власти, отрёкся от православной веры и начал поклоняться идолам. Более того, Юлиан начал преследовать христиан и покровительствовать язычеству; строил идольские храмы и сам приносил в них жертвы, а верующим во Христа даже запретил отдавать своих детей в школы. Нечестивый царь хотел истребить ненавистную ему веру, но милость Божия помешала ему. Началась война с Персией и император-отступник повёл свою армию на врага. Он надеялся победить неприятеля, а затем вернуться и вновь устроить гонения на истинную веру. Христиане горячо молились, чтобы Господь защитил их от идолопоклонника.

Однажды Василий отправился в Кесарию и зашёл там в храм. Он встал у иконы Царицы Небесной и стал умолять её защитить Святую Церковь от нечестивца. «Матерь Божия, положи предел беззаконию! – Молился он, - порази отступника, не дай ему вернуться с войны живым!» Вдруг Василий увидел, как на иконе святого мученика Меркурия, стоявшей близ образа Пречистой Девы, исчезло изображение. Вместо одетого в воинские доспехи святого был лишь пустой золотой фон. Несколько минут спустя мученик вновь появился на иконе. Копьё, которое он держал в руках, было покрыто свежей кровью. Именно в это время, в тысячах километров от Кесарии погиб Юлиан Отступник. Он был пронзён неведомо кем брошенным копьём. Последними словами, которые успел произнести нечестивец, было: «Ты победил меня, Галилеянин!» – так расстался с жизнью безумец, который хотел одолеть Самого Бога, уничтожив веру в Него, но сам оказался побеждённым.      

Шли годы. Скончался владыка Леонтий, и на его место взошёл новый архиепископ – Евсевий. Он вызвал Василия к себе и рукоположил во священники, а затем назначил его руководителем иноков всей Кесарии.  Теперь подвижник отдавал всё своё время пастырским трудам. Он служил в храме и произносил поучения для верующих, заботился о спасении своих духовных чад – монахов и мирян. Народ очень любил благоговейного и красноречивого священника. Когда Василий говорил проповедь, храм всегда был полон людьми, собравшимися со всего города, чтобы послушать мудрого наставника. Архиепископ Евсевий сначала искренне радовался, видя, какую пользу приносит христианам отец Василий, но затем, незаметно для себя, начал завидовать его авторитету. Наконец, архиепископ начал явно сердиться на священника; стал, почти не скрывая неприязни, пытаться отыскать недостатки в его делах, осуждать его. Василий сначала старался не замечать слабости владыки, а затем, когда положение сделалось почти невыносимым, отправился к своему другу, Григорию, который жил в городе Назианзе. Григорий к этому времени и сам сделался священником. Он был очень благочестив, вёл суровую подвижническую жизнь. Григорий внимательно выслушал друга и, помолившись, произнёс:

-        Видно, тебе пришло время вновь удалиться в свою тихую обитель. Это будет лучше, чем вводить в грех архиепископа.

-        Я тоже так думаю. – Склонил голову Василий. – Но мне жаль оставлять людей, которые доверили мне свои души.

-        Однако, для них же будет лучше, если ты сам уйдёшь на время, чем если владыка Евсевий найдёт причину, и изгонит тебя. Ведь тогда может начаться смута в Церкви, а это страшнее всего.

-        Ты прав. – Согласился Василий. – Архиепископ, как и любая церковная власть, дан нам Богом и мы не можем восставать против него. Даже если он поддаётся какому-нибудь искушению – сан его свят, если только он не отступает от православной веры.

И Василий снова отправился в свой пустынный монастырь. За ним последовал и Григорий. Друзья вновь предались суровым подвигам и молитвенным трудам. Василий всей душой стремился ко Христу и поэтому был готов провести в пустыне, где ничего не отвлекало его от служения Творцу, хоть всю жизнь. Но промысел Божий судил иначе.

Для Православной Церкви наступили тяжёлые времена. На царский престол взошёл Валент, который был еретиком – арианином. Он не верил в то, что Христос – Бог, и хотел увлечь в своё заблуждение всех жителей империи. Валент стал угрожать православным и силой принуждать их отступить от истинной веры. Ариане, которых было немало в стране, начали притеснять православных, в некоторых городах они даже отнимали у них храмы. Положение становилось всё более угрожающим. Многие люди, не разбиравшиеся в вопросах веры, стали отпадать от православия и уклоняться в ересь. Узнавая об этом, архиепископ Кесарии Евсевий с горечью размышлял: «ах, если бы здесь был Василий! Народ так любил его! Мудрости и красноречия этого священника хватило бы, чтобы победить всех ариан Кесарии! А теперь они теснят истинную веру…» Наконец, владыка Евсевий решил: «надо найти кого-то, кто смог бы заменить собой Василия.» И он вызвал к себе Григория. Но благородный друг Василия отказался занять его место. Зато он предложил архиепископу примирить его с изгнанным священником, убедить отца Василия вернуться в город. Евсевий, немного подумав, согласился.

Вскоре Василий вновь покинул свою уединённую обитель и поселился в Кесарии. Православные жители города были очень рады снова увидеть своего любимого пастыря. Божий угодник стал всеми силами служить Православию. Он проповедовал каждый день, иногда – по несколько раз. Его красноречивое слово трогало сердца слушателей своей искренностью. Отец Василий говорил о посте и молитве, убеждал отказаться от пьянства и нецеломудренных зрелищ. Богатые и бедные, философы и простые рабочие спешили в храм, чтобы услышать слово знаменитого проповедника. Они видели, что священник сам живёт по заповедям Божьим, и поэтому с готовностью выполняли его советы и наставления.

В 368 году по Рождестве Христовом Каппадакию поразил страшный голод. Лето было очень жарким, засушливым, и крестьяне почти не собрали хлеба и овощей. Бедным жителям Кесарии стало совсем нечего есть. В то же время, богатые купцы, в закромах которых ещё с прошлого года хранились обильные запасы зерна, начали наживаться на несчастье своих соседей. Они стали продавать хлеб по неимоверно высоким ценам. Горький плач зазвучал на улицах города.

-        Что нам есть? – Сетовали бедные жители.

-        Мы скоро умрём от голода и никто не поможет нам!

Некоторые уже заговорили о том, чтобы силой отнять у жадных богачей их запасы. Над Кесарией нависла опасность кровопролития. Василий не остался безучастным к горю своих ближних. Он утешал скорбящих в красноречивых проповедях, обличал бессердечие скупых купцов. Но это было не главным. Однажды по городу разнеслась удивительная новость: отец Василий продал все оставшиеся ему после смерти родителей земли, купил на эти деньги пшеницу и начал бесплатно раздавать её нуждающимся людям. Светлая надежда загорелась в душах отчаявшихся уже горожан. Множество бедняков поспешило к дому Василия. Вслед за православными, к щедрому благотворителю робко пошли иноверцы – язычники и иудеи. Добрый пастырь и им не отказал в помощи, наделил золотистым зерном. Благородный поступок Василия лучше любых слов подействовал на сердца людей. Богатые жители Кесарии устыдились своей жадности и стали помогать бедным, купцы снизили цены на пшеницу. Многие бедняки избежали голодной смерти, а город избавился от опасности кровопролития.

Два года спустя, скончался архиепископ Евсевий. В те времена епископов выбирал народ. Большинство благочестивых жителей Кесарии хотели видеть на архиерейском престоле своего любимого пастыря Василия. Но еретики ариане стали изо всех сил сопротивляться этому, желая, чтобы архиепископом сделался их единоверец. К ним присоединились и некоторые богатые жители города, которые не любили доброго пастыря за то, что он смело обличал их жадность. Но Василия всё-таки избрали архиепископом. Множество архиереев прибыли в Кесарию и торжественно посвятили достойного священника в епископский сан. Однако, враги не успокоились и после этого. Они стали клеветать на святого Василия, обвинять его в том, что он, якобы, впал в ересь и неправильно учит вере во Христа. Для искренне преданного святой вере служителя Божьего такое обвинение было болезненнее всего. Того, кто всеми силами боролся за верность Православию, обвиняли в уклонении от него! Многие из тех, кто раньше любил и уважал Василия, отвернулись от него. Но святой епископ мужественно переносил клевету и оскорбления, молился Богу за обидчиков и всеми силами старался восстановить мир в Церкви. Наконец, многие из тех, кто поверил лживой клевете, осознали свою ошибку и вновь стали относиться к Василию с любовью и почтением.

Царь Валент, стремившийся обратить в арианскую ересь всех христиан, отправился в путешествие по империи. Он сам приезжал в города и пытался принудить епископов изменить Православию. В Кесарию, к прославившемуся твёрдостью в истинной вере Василию, царь отправил своего помощника – префекта Модеста, известного своей грубостью и жестокостью.

-        Действуй, как сочтёшь нужным, - напутствовал его на дорогу Валент, - но заставь Василия подчиниться нашей воле.

Узнав о приближающейся опасности, многие из друзей Василия стали советовать ему спастись бегством.

-        Модест может посадить тебя в темницу, пытать и даже убить! – Предупреждали они.

-        На всё воля Господня. – Спокойно ответил архиепископ. – Я не покину места, на которое поставлен Богом .

Вскоре Модест прибыл в Кесарию. Он вызвал Василия к себе на суд, как преступника. Божий служитель бесстрашно пришёл к заранее уже пылавшему злобой еретику. Модест сначала уговаривал архиепископа добровольно подчиниться царскому повелению, сулил ему дары и почести; затем, отбросив видимость доброжелательства, начал кричать на владыку:

- Нечестивец! Как ты смеешь противиться воле императора? Неужели ты не знаешь, что мы можем изгнать тебя из города, сослать в далёкие края, лишить тебя всего? Да мы убьём тебя, или пытками заставим подчиниться!.. – Он перевёл дух и замолчал.

 Василий внимательно посмотрел на префекта и спокойно произнёс:

- Если ты отнимешь у меня имение, то и себя этим не обогатишь, и меня нищим не сделаешь. Всё моё богатство – вот эта старая одежда, да несколько книг. Ссылки для меня не существует: весь мир принадлежит Богу и я везде буду дома. А мучения что могут сделать мне? Я так слаб, что, скорее всего, почувствую только первый удар. Если же я умру, то пойду ко Господу, ради Которого живу и тружусь, к Которому стремлюсь уже давно… 

  Модест растеряно посмотрел на Василия. «Кажется, он действительно чувствует то, что говорит, на самом деле не боится ни изгнания, ни мучений, ни смерти…» - подумал он, недоумевая, чем ещё подействовать на сильного духом архиерея.

-        До сих пор никто не смел так говорить со мной! – Неожиданно для самого себя произнёс префект.

-        Да, - ровным голосом, словно объяснял новообращённому простую истину веры, ответил Василий, - ты, наверное, никогда раньше не говорил с епископом. Мы кротки и смиренны во всём, пока дело не касается веры в Бога. Если же кто-то пытается восстать против Господа – мы защищаем Истину, не страшась ничего. Тогда огонь, меч, лютые звери и самая смерть будут скорее радовать, чем пугать нас.

В этот же день Модест покинул Кесарию. Он приехал к царю и рассказал ему о беседе с архиепископом Василием.

-        Мы побеждены этим архиереем, о царь. – Завершил свою речь префект. – Василий выше угроз, твёрже доводов, сильнее убеждений.

Повествование посланника произвело на царя сильное впечатление.

-        Я должен сам поехать и посмотреть на него. – Помолчав немного, проговорил он.

Наступил праздник Крещения Господня. Православные жители Кесарии собрались в храм, где служил архиепископ Василий. Торжественно и сладкозвучно пел хор, благоговейно молились христиане. Вдруг двери распахнулись и церковь вошёл сам император Валент в сопровождении отряда воинов. Царь остановился в притворе, окинул пристальным взглядом храм. В алтаре, за престолом, обращённый лицом к народу, стоял во всём величии архиерейского облачения святитель Василий. Тонкое, благородное лицо архиепископа оставалось совершенно спокойным при внезапном появлении императора, взор молитвенника по-прежнему был обращён лишь к святому престолу. Вокруг престола, подобно ангелам, стояли епископы. Величественное и стройное богослужение, неземная красота происходящего поразили Валента. «В арианских храмах не бывает такой чинной и прекрасной службы» – мелькнула мысль в его сознании. После Литургии архиепископ Василий беседовал с царём в алтаре. Разговор о вере проходил в мирном и спокойном духе, царь внимательно слушал мудрые доводы святителя. К концу беседы царь пришёл в благодушное настроение и расположился к Василию. Он даже пожертвовал в пользу бедных доходы со своих имений в Каппадокийской области. Валент решил больше не преследовать Василия, отказался от намерения заставить его сделаться арианином.

Но враги православной веры не успокоились. Они снова и снова пытались уговорить царя изгнать Василия из Кесарии, измышляли против святого архиепископа клевету за клеветой. Наконец, Валент поддался уговорам.

-        Пусть будет по-вашему, - сказал он еретикам, - я приговариваю Василия к изгнанию.

Услужливые руки придворных тут же поднесли царю подготовленный заранее указ. Император пробежал его быстрым взглядом и обмакнул в чернила трость. Вдруг богато украшенный трон, на котором восседал Валент, пошатнулся и трость переломилась в руках царя. Он заметно побледнел, но принял из рук ариан другую и снова потянулся к пергаменту, на котором был написан указ. Царский престол снова шатнулся и новая трость сломалась, как и первая. Кто-то из слуг бросился на колени, осмотрел ножки трона. Они были целы и невредимы.

-        Отчего же зашатался престол императора? – Недоуменно прошептал кто-то из стоявших в зале людей.

А Валент обмакнул в чернила третью трость. В этот момент трон сильно закачался, чернила залили пергамент, а трость выпала из задрожавших рук монарха и разломилась на три части.

-        Довольно! – Воскликнул царь и разорвал указ. – Я больше не желаю слушать клеветы на Василия! Вы сами видите, что Бог защищает его!

Ариане на некоторое время перестали докучать императору, а затем снова принялись за своё нечестивое дело. Снова поддавшись их уговорам, Валент велел вызвать Василия в столицу. Вскоре к архиепископу прибыл царский посланник, который сообщил святителю о приказании императора.

-        Что ж… - Задумчиво проговорил Василий, - я слышал, что некоторое время назад царь принял совет неразумных людей и сломал три трости, желая подписать указ о моём заточении и помрачить через это истину… Бесчувственные трости удержали гнев императора, согласившись скорее переломиться, чем стать орудием для его неправедного приговора.

В тот же вечер Василий отправился в путь. Горько плакали православные, думая, что навсегда расстаются с любимым духовным отцом. Злорадствовали ариане. Святитель был спокоен и даже весел. Он не боялся смерти за Истину и твёрдо надеялся на милость Божью.

Настроенный против Василия, царь даже не стал разговаривать с архиепископом, поручил судить его своему помощнику – епарху. Тот, вызвав к себе Божьего служителя, грозно спросил:

-        Почему ты не веруешь в Бога так же, как император?

-        От своих отцов я принял истинную христианскую веру и исповедую, что Христос – Бог. – Твёрдо ответил святитель. – Я никогда не отступлю от Православия и не приму нечестивого арианского учения.

-        За это тебе может грозить смертная казнь.

-        Что ж… Пусть я пострадаю за истину и освобожусь от телесных уз. – Без – тени робости проговорил Василий. – Я давно желаю этого. Только вы не измените своему обещанию!    

Епарх с гневом посмотрел на непреклонного архиерея и прекратил допрос. Он сообщил царю, что Василий не поддаётся никаким угрозам.

-        Это мы уже знаем. – Мрачно ответил император. – Видели своими глазами. Придётся исполнить угрозы на деле – если мы не можем склонить Василия на свою сторону – по крайней мере, уничтожим его!

-        Ты мудро судишь, о царь! – Льстиво воскликнули ариане.

Но Господь защитил Своего верного раба. В то самое время, когда царь размышлял, какой смерти предать святого Василия, заболел сын императора Галат. Собравшиеся к постели отрока знаменитые врачи лишь печально развели руками и сказали рыдающей царице, что её сыну осталось жить не более трёх дней. Услышав об этом, женщина тут же отправилась к мужу.

-        Наш мальчик умирает! – С горечью проговорила она, а ты даже не хочешь помочь ему!

-        Чем я могу помочь нашему сыну? – Изумился царь, - я собрал во дворец лучших врачей, я приказал священникам молиться об исцелении Галата… Что ещё я могу?

-        Ты вызвал на нас Господень гнев тем, что преследуешь Божьего угодника – архиепископа Василия. Ты осудил его на изгнание – а Господь за это отнимает у нас ребёнка!

-        Ты полагаешь, Галат болеет из-за этого?

-        Да.

Император побледнел и тихо произнёс:

-        Прикажи позвать сюда Василия.

Когда святитель пришёл к царю, Валент, стараясь скрыть смущение, обратился к нему:

-        Василий! Докажи, что Богу угодна твоя вера, исцели своими молитвами моего сына!

-        О, царь! – Ответил святой, - если ты обратишься в православную веру и дашь покой Церкви – твой сын останется жив.

И, вместе с императором и его супругой святитель пошёл в комнату, где лежал больной мальчик. Ребёнок метался в бреду на пышном ложе. Угодник Божий воздел руки к небу и стал усердно молиться. Через минуту Галат вдруг открыл глаза и удивлённо взглянул на склонившихся к его постели родителей. С этого часа царевич стал выздоравливать.

Святителя Василия с честью отпустили в Кесарию. Можно ли описать, с какой радостью встретили его православные жители города, уже не надеявшиеся увидеть своего архиепископа живым. Напрасно злобствовали ариане, хвалясь, что и они могли бы испросить здоровье царевичу. Господь показал, какая вера угодна Ему.

Во времена святителя Василия Божественную Литургию служили не так, как теперь. Служба продолжалась всю ночь, и многие из христиан очень уставали, не могли молиться так долго. Архиепископ Василий стал просить Бога, чтобы Господь помог ему установить новый порядок Богослужения. Создатель исполнил молитву Своего угодника. Был воскресный день. Святитель Василий совершал Божественную Литургию. Он стоял в алтаре перед святым престолом и благоговейно молился Богу. Вдруг воссиял яркий свет и архиепископ увидел Господа Иисуса Христа. Спаситель милостиво посмотрел на Василия и произнёс:

- По просьбе твоей, пусть уста твои наполнятся хвалою, чтобы ты мог совершать Богослужение, произнося свои молитвы.

 Божественная благодать осенила душу святителя, и он начал произносить слова новых, никем ранее не слышанных, молитв. Так появилась Литургия святителя Василия Великого, которая служится в православных храмах и по сей день.

Однажды, когда святитель Василий выходил из храма после службы, к нему подбежала молодая женщина и, упав перед архиепископом на колени, начала умолять его:

-        Сжалься надо мной, владыка, помоги мне, несчастной!

-        Что случилось с тобой? – Участливо склонился к женщине святитель и поднял её с колен.

-        Я погубила свою жизнь и бессмертную душу. – Горько плача, начала рассказывать несчастная. – Я – дочь богатого и знатного сенатора Протерия. Отец хотел посвятить меня на служение Христу, отдать в монастырь. Я была согласна на это, но потом моё сердце вдруг воспылало страстью к слуге, жившему в нашем доме. Мне казалось, что я люблю его всей душой, что умру в лютых мучениях, если мне не удастся выйти за него замуж. Отец уговаривал меня, убеждал, что нельзя поддаваться минутному увлечению, говорил, что я не буду счастлива, если выйду замуж, когда уже обещала сделаться монахиней… Я не хотела слушать его, только плакала и кричала, что убью себя, если мне не разрешат поступить по-своему. Наконец, отец согласился и выдал меня замуж за слугу. Я прогневила Бога, опозорила свою семью, но я была счастлива. И вот теперь… - Женщина опустила голову и горько заплакала. Затем, совладав с собой, продолжила свой печальный рассказ. – Недавно я заметила, что мой муж никогда не заходит в Божий храм, не причащается Святых Тайн. За те месяцы, что мы прожили в супружестве, он ни разу не переступил церковного порога, не осенял себя крестным знамением, не молился Господу. Убедившись в этом, я поняла, в какую дьявольскую ловушку я попала. Только теперь я осознала, что нельзя стать счастливой, ослушавшись родителей и нарушив данное Богу обещание. Я стала горько плакать и сетовать на свою жизнь. Заметив это, мой муж стал спрашивать меня, о чём я так рыдаю. «Я поняла, что ты – не христианин! – Воскликнула я, - ты никогда не ходишь в храм, не причащаешься! Я погубила свою душу, выйдя за тебя замуж!» – «Что ты придумала, я верю во Христа!» – попытался успокоить меня супруг. -   «Если это так – пойдём завтра же в церковь. Я не успокоюсь, пока не увижу, как ты причащаешься!» - ответила я. Мой несчастный муж сильно побледнел, а затем грустно произнёс: «Прости меня, я не могу выполнить твоей просьбы.» – «Но почему?!» – Воскликнула я. - «Потому, - с трудом проговорил он, - что я действительно не христианин. Я продал дьяволу свою бессмертную душу. Год назад я полюбил тебя и почувствовал, что не могу без тебя жить. Но ты не смотрела на меня, ты готовилась посвятить себя Богу. К тому же, даже если бы ты собиралась выйти замуж – ты никогда бы не избрала себе в женихи слугу. Я пошёл к колдуну и заключил договор: отдал свою душу на вечную погибель, чтобы сейчас, во временной жизни, жениться на тебе.» Я долго молча смотрела на него, а затем в ужасе побежала прочь из дома. Только теперь я поняла, что страсть, которая так внезапно охватила моё сердце, была бесовским наваждением… И я прошу тебя, владыка святый: спаси моего несчастного мужа и меня! Освободи нас из когтей дьявола, который уже торжествует победу над нами!

-        Не бойся, Бог милостив и всесилен. Он может спасти и тех, кто кажется уже совсем погибшим. – Успокоил святитель женщину и велел привести к себе её мужа.

Когда несчастный пришёл к архиепископу, святой Василий спросил его:

-        Правда ли то, что говорит о тебе твоя жена?

-        Да, владыка, она не лжёт. – Со слезами ответил отступник.

-        Расскажи, как ты продал дьяволу свою душу. – Приказал святитель.

-        Моя жена уже говорила, - начал повествование несчастный, - что я был рабом в её доме и очень любил её, не спал ночей, мечтая жениться на своей юной госпоже. Я не хотел бороться со своими чувствами, был готов отдать всё ради выполнения своего желания. И я пошёл к колдуну. Я обещал дать ему много золота, если волшебник поможет мне. Колдун сначала долго отказывался, а затем, внимательно посмотрев на меня своим пронзительным, как у коршуна, взглядом спросил: «Так ты очень хочешь жениться на своей хозяйке?» – «Да! – Исступлённо воскликнул я, - я ничего не испугаюсь, ничего не пожалею ради этого!» – «Тогда, - усмехнулся чародей, - тогда я отправлю тебя к самому дьяволу. Он поможет тебе, если ты отречёшься от Христа и станешь рабом сатаны. Ты готов на это?» – «Готов!» – охваченный безумной страстью, согласился я. Ах, как я теперь жалею, что поступил так. Душа, продавшая себя тёмной силе, не может быть счастлива. Она может обладать всеми богатствами мира – но ею самой владеет вечный мрак… А тогда я выполнил всё, что приказал мне служитель бесов. Он написал письмо дьяволу, в котором просил его помочь мне удовлетворить свою страсть и обещал отдать ему на служение мою душу. Я взял это страшное послание и пошёл на языческое кладбище. Была тёмная ночь. Грозовые тучи неслись по чёрному небу, ветер стонал в кронах деревьев. Я встал среди могил и начал призывать бесов. Они быстро явились и отвели меня к своему хозяину. Дьявол сидел на высоком троне, вокруг него стояло множество нечистых духов… Сейчас мне страшно говорить об этом, а тогда я дерзко подошёл к князю тьмы и отдал ему послание колдуна. «Так ты веруешь в меня и готов отречься от Христа?» – злобно ухмыльнулся дьявол. – «Да!» – согласился я. – «Вы, христиане, часто обманываете меня. – Нахмурил своё мерзкое лицо сатана, - вы приходите ко мне, просите помочь, а когда получаете то, чего хотели, вновь возвращаетесь к своему Христу, каетесь перед ним, отрекаетесь от меня. А Он, по Своей доброте и милосердию, принимает вас… Если хочешь, чтобы я помог исполнить твоё желание – дай мне расписку, что добровольно отказываешься от крещения, отрекаешься от Христа и обещаешь всегда быть моим, обещаешь идти в геенну огненную, которая ожидает меня после Страшного Суда!» Я испуганно посмотрел на князя тьмы и прошептал: «Я согласен.» Тут же в моих руках оказался свиток пергамента. Я написал на нём отречение, которого требовал от меня злой дух, и он послал беса к моей юной хозяйке. В тот же день госпожа почувствовала, что сгорает от страсти ко мне и вскоре сделалась моей женой. Я думал, что достиг счастья, что всю жизнь буду блаженствовать на земле… Но… Теперь я понимаю, что погубил и себя, и ту, которую так эгоистично заставил полюбить себя…

-        Ты хочешь снова обратиться ко Господу нашему, Иисусу Христу? – Спросил отступника святитель.

-        Я хотел бы этого… - сквозь слёзы ответил тот, - но я уже сказал тебе, что дал нечистому духу расписку…

-        Не скорби. – Милостиво проговорил архиепископ, - Бог человеколюбив и принимает кающихся.

-        Ученик Христов! – Заплакала, упав к ногам святителя жена отступника, - помоги нам, чем можешь!

-        Веришь ли, что ещё можешь спастись? – Строго посмотрел в глаза несчастного святой Василий.

-        Верую, господин… Помоги моему неверию! – С трепетом прошептал тот.

Святитель осенил кающегося крестным знамением, а затем, взяв его за руку, отвёл в небольшую комнатку находившегося при церкви домика.

-        Непрестанно взывай к Богу, проси Его помиловать тебя! – Велел грешнику архиепископ.

Он запер дверь на ключ, а сам удалился в свою келью. Святитель наложил на себя строгий пост и три дня усиленно молился о несчастном отступнике, просил Господа спасти погибающую душу. Утром четвёртого дня святой Василий навестил кающегося.

-        Как ты чувствуешь себя, чадо? – Спросил архиепископ.

-        Мне очень плохо, владыка! – Простонал молодой человек, - бесы являются мне, кричат, бьют меня кольями! Они показывают данную мной сатане расписку и говорят: «ты сам пришёл к нам, а не мы к тебе!» Мне очень страшно, я не могу терпеть всего этого…

-        Не бойся, чадо, только веруй! – Утешил грешника святой Василий и, оставив ему немного пищи, снова запер дверь.

Святитель вёл страшную борьбу с нечистыми духами, вызволяя из их плена душу юноши. Несколько дней спустя, он снова посетил кающегося.

-        Мне уже лучше, - с надеждой в голосе проговорил тот, - я слышу голоса бесов, они кричат издали, угрожают мне, но сами не показываются.

Архиепископ благословил молодого человека, помолился о нём и снова оставил его одного. На сороковой день он опять пришёл к затворнику и спросил:

-        Как ты живёшь, чадо?

-        Хорошо, владыка! – Радостно ответил юноша, - я видел во сне, как ты боролся за меня с дьяволом и одолел его.

-        Слава Богу! – Возвёл очи к небу святой.

Он вывел кающегося из затвора и привёл его в свою келью. Затем созвал множество благочестивых людей: священников, монахов и мирян, и сказал им:

-        Братия! Прославим человеколюбца Бога, ибо Он хочет вернуть в Церковь заблудшую душу. В эту ночь мы должны умолять Его благость, чтобы Господь посрамил врага душ наших.

 Верующие собрались в храм и всю ночь молились о юноше, взывая: «Господи, помилуй!» Когда настало утро, святой Василий взял кающегося за руку и, в сопровождении певчих и народа, повёл его в церковь. Когда шествие приблизилось к храму, дьявол со множеством нечистых духов пришёл туда, желая вырвать из рук Христова служителя свою жертву.

-        Святитель Божий, помоги мне! – В ужасе закричал юноша, чувствуя, что невидимые когтистые лапы вцепились в него и силой тащат прочь от храма.

Архиепископ крепче сжал руку несчастного, но дьявол не отступал, он так дерзко тянул к себе кающегося, что причинял боль и святому Василию.

-        Бесстыднейший душегубец, князь тьмы! – Обратился Василий к нечистому духу, - разве не довольно для тебя твоей собственной погибели?! Зачем ты преследуешь создания Бога моего?!

В этот момент многие услышали резкий неприятный голос нечистого духа, отвечавшего на укор святителя:

-        Обижаешь меня, Василий!

-        Да запретит тебе Господь, о дьявол! – Грозно произнёс Божий служитель.

-        Василий, ты обижаешь меня! – Снова прокричал бес, - этот человек сам пришёл ко мне, сам начал просить меня о помощи. Он отрёкся от Христа своего и дал мне в этом расписку! Я покажу это письмо на Страшном Суде!

-        Благословен Господь Бог мой! – С глубокой верой произнёс Василий, - эти люди до тех пор не опустят рук своих, пока ты не отдашь мне эту расписку.

Затем, обратившись к народу, святитель сказал:

-        Поднимите к небу ваши руки и взывайте «Господи, помилуй!»

Верующие воздели руки и долго со слезами молились. Наконец, на глазах у всех, в воздухе появился свиток пергамента и упал прямо в руки Василия. Развернув его, святитель обратился к кающемуся:

-        Знаешь ли ты, брат, эту расписку?

-        Да, святитель Божий! – Плача от радости и благоговейного страха ответил юноша, - я написал её собственной рукой!

Архиепископ тотчас же разорвал страшное письмо и, введя кающегося в храм, причастил его Святых Христовых Тайн. Затем, наставив его, как жить по-христиански, вернул счастливого юношу его супруге. Дивная радость великой духовной победы охватила всех верующих. Они видели, как милостив и всесилен Господь, спасающий даже тех, кто сам отказался от него, но затем искренне покаялся. В то же время, люди ужасались, понимая, как страшно поддаваться своим греховным желаниям и подпадать через это под власть злых бесов.

 В одно время со святителем Василием жили и другие великие святые. Одним из них был преподобный Ефрем Сирин. Святой Ефрем жил в Месопотамии, далеко от Кесарии. Он был мудрым старцем и великим подвижником. Однажды преподобный увидел во сне высокий огненный столп, начинавшийся на земле и доходивший до неба. «Ефрем, Ефрем! – Услышал подвижник таинственный голос, - каким ты видишь этот столп, таков и есть Василий». Проснувшись, святой Ефрем понял, что виденное им во сне было послано Богом и отправился в далёкий путь. Он не умел говорить по-гречески, поэтому взял с собой одного из своих учеников – монахов, чтобы тот переводил ему речи святителя Василия. Много городов и сёл прошли путешественники, немало трудностей преодолели они в странствии и, наконец, пришли в Кесарию. Был большой праздник – день Крещения Господня. Главный собор города задолго до начала службы наполнился празднично одетыми богомольцами. Все ждали прибытия архиепископа. Старец Ефрем и его спутник – два монаха в запылённых от дальнего пути бедных одеждах, скромно зашли в церковь и встали в дальнем углу. Наконец, раздался сдержанный шёпот и народ в храме заколыхался, как пшеничные колосья в поле, когда подует лёгкий ветер. «Владыка, владыка Василий идёт!» – услышал преподобный Ефрем. В это время в храм вошёл святитель Василий. Облачённый в драгоценные церковные одеяния, он торжественно шествовал, окружённый множеством епископов, священников и дьяконов. Привыкший к нищете и скромности старец Ефрем с изумлением посмотрел на архиепископа.

-        Я ещё никогда не видел человека такого высокого чина, пользующегося столь пышными почестями… - прошептал он, - мы живём в бедности и смирении ради Христа, и ничего не добились; а Василий, которому воздают такую честь и славу – огненный столп от земли до неба… Это меня удивляет…

Преподобный Ефрем не знал, что святитель надевает пышные одежды и принимает почести от людей лишь из уважения к данному ему Богом священному сану, а сам живёт очень скромно и даже бедно, не имеет никакого богатства.

Началось праздничное богослужение. Вдруг, с трудом пробравшись через толпу людей, к старцу подошёл молодой иподьякон.

-        Отче! – Поклонился он Ефрему, - владыка Василий зовёт тебя в алтарь!

-        Брат, ты ошибся. – Ответил через переводчика преподобный. – Мы пришли из далёкой страны и архиепископ не знает нас.

Иподьякон пошёл обратно в алтарь. А святитель Василий в это время произносил проповедь, объясняя народу Священное Писание. Взглянув на него, старец Ефрем вдруг увидел белоснежного голубя, сидевшего на плече владыки. Голубь – символ Святого Духа, склонялся к уху вдохновенного проповедника, подсказывая ему, что говорить. Из уст Василия вместе со словами исходило пламя.

-        Воистину, велик Василий, он – столп огненный, потому что Дух Святый говорит через него! – Поражённый видением, воскликнул Ефрем.

Вскоре к нему снова подошёл иподьякон и почтительно произнёс:

-        Отче, архиепископ просит тебя войти в алтарь. Он зовёт именно тебя.

-        Я хотел бы поговорить с владыкой после службы. – Смиренно попросил старец.

Когда богослужение завершилось, святой Василий обратился своему гостю:

-        Приветствую тебя, отче, собравшего в пустыне множество учеников! Для чего ты принял на себя такой тяжкий труд и пришёл в далёкую Кесарию ко мне – грешному человеку?

Старец рассказал святителю о своём видении. Архиепископ пригласил его в свой дом. За обедом святой Ефрем обратился к Василию.

-        Владыка святый! – Поклонился он к архиерею, - я хочу попросить тебя об одной милости.

-        Скажи, что тебе нужно, - с готовностью отозвался святитель, - я в большом долгу перед тобой, потому что ты предпринял ради меня далёкое путешествие.

-        Я знаю, отче, - проговорил Ефрем, - что Бог даст тебе всё, о чём ты попросишь его. Умоли Его благость, чтобы Господь даровал мне способность говорить по-гречески.

-        Ты просишь о том, что выше моих сил! – Вздохнул угодник Божий, - но, по вере твоей, Создатель исполнит твою молитву, если будет на то Его святая воля.

Два святых пришли в храм и стали молиться об исполнении своей просьбы. Затем, святитель спросил преподобного:

-        Отец Ефрем, почему ты не принимаешь рукоположения в священнический сан, ведь ты достоин его!

-        Я грешен, владыка. – Ответил через переводчика смиренный старец.

-        О, если бы я имел твои грехи! – Проговорил Василий и добавил – сделаем земной поклон.

Когда они опустились на колени, архиепископ возложил руку на голову преподобного Ефрема и произнёс молитву, читаемую при посвящении в дьякона. Затем сказал подвижнику:

-        Повели нам подняться с земли.

-        Заступи, спаси, помилуй, возстави и сохрани нас, Боже, Твоею благодатью! – Произнёс старец по-гречески слова дьяконской молитвы.

Все прославили Бога, сотворившего чудо по молитвам святителя Василия и старца Ефрема. Преподобный пробыл в Кесарии три дня, наслаждаясь духовными беседами с премудрым архиепископом.

Некоторое время спустя до святого Василия дошли печальные вести. Царь Валент пришёл в город Никею, принадлежавший к епархии Василия и силой отобрал здесь у православных главный собор, отдал его нечестивым арианам. Узнав об этом, святитель отправился в столицу к императору-еретику. Представ перед ним, Божий служитель смело произнёс:

-        Царь, зачем ты произнёс неправедный приговор и изгнал православных из храма, передал его арианам?

-        Опять ты оскорбляешь меня, Василий! – Грозно нахмурился Валент, - не подобает тебе так поступать!

-        Я заступаюсь за правду. – Ответил Василий. – Я готов и умереть за неё.

Долго препирались царь и святой епископ. Наконец, император, чувствовавший в душе свою неправоту, уступил святителю.

-        Иди! – Сказал он, - разбери спор между борющимися за храм. Но суди так, чтобы не помогать своим единоверцам.

-        Если я рассужу несправедливо, - произнёс святой, - пошли меня в заточение, православных изгони, а собор отдай арианам.

-        Ты хорошо сказал. – С радостью согласился царь.

Взяв указ императора, Василий отправился в Никею. Здесь он вызвал к себе ариан и сказал:

-        Царь дал мне власть учинить суд между вами и православными относительно церкви, которую вы захватили силою.

-        Суди. – Ответили еретики, - но так, как судил бы сам император!

-        Ступайте к храму и вы, ариане, и вы, православные, - распорядился архиепископ, - и крепко заприте церковь, запечатайте её каждая сторона своими печатями и поставьте надёжную стражу, чтобы никто не мог никого обмануть. Вы, ариане, молитесь три дня, а затем придите к церкви и просите Бога, чтобы двери сами распахнулись перед вами. Если это произойдёт – собор ваш. Если же нет – мы помолимся одну ночь и придём к церковным дверям. Если они откроются перед нами – храм будет принадлежать православным.

-        А если чуда не произойдёт ни по вашей, ни по нашей молитве? – Спросил кто-то из ариан.

-        Тогда собор останется за вами. – Не медля, ответил святитель.

Еретики обрадовались решению архиепископа, а многие из православных начали роптать. «Кажется, владыка испугался царского гнева, - говорили они друг другу, - и принял решение, угодное арианам!»

Собор заперли на замок. И православные, и ариане выставили у дверей церкви бдительную охрану. Еретики молились три дня и три ночи, а затем, ранним утром, пришли к храму. Они торжественно воспевали свои молитвы, громко взывали к Богу, но ничего не происходило. Вот уже взошло солнце и осветило многочисленную толпу народа на церковной площади. Замки, запиравшие храм, оставались на своих местах. Почти весь день молились ариане и, наконец, со стыдом ушли от церкви. «Ничего! – Утешали они друг друга, - Бог не послал нам чуда, не даст Он его и Василию, и церковь останется нашей.»

Тогда православные собрались в одном из оставшихся у них храмов. Святитель Василий совершил всенощное бдение. С вечера до рассвета молились христиане, а затем пошли к собору. «Святый Боже, Святый Крепкий, Святый Бессмертный, помилуй нас!» – раздавалось на улицах города стройное молитвенное пение. Остановившись у запертой церкви, святитель обратился к народу:

-        Поднимите к небесам свои руки и взывайте: «Господи, помилуй!»

Затем повелел людям замолчать и, подойдя к дверям храма, трижды осенил их крестным знамением.

-        Благословен бог христианский всегда, ныне и присно и во веки веков! – Торжественно зазвучал в наступившей тишине голос святителя.

-        Аминь! – Громогласно крикнули в ответ молящиеся.

В этот момент земля содрогнулась, замки с треском разбились и упали на землю, а церковные двери распахнулись так резко и быстро, что створки их с грохотом ударились о стены. Дивная молитвенная радость охватила православных. Во главе со своим архиереем он вошли в собор и святитель Василий стал совершать божественную службу. Многие из ариан, увидев чудо, поняли, что Господу угодно Православие, а не их ересь, и приняли истинную веру.

В Кесарии была одна богатая и знатная вдова. Она потеряла мужа ещё в ранней молодости и, живя в одиночестве, стала предаваться греховным удовольствиям. Несчастная женщина совсем забыла о спасении души и думала только о сиюминутных наслаждениях. Так она провела немало лет. Но Бог, Который хочет, чтобы все спаслись, коснулся Своей благодатью сердца вдовы, и она вспомнила о своих многочисленных грехах. «Горе мне, блудной и нечистой! – Со скорбью думала она. – Уже не долго осталось мне жить на свете. Что я буду отвечать Праведному Судии, когда душа моя выйдет из тела? Какая мука ждёт меня в вечности за мои преступления?» Женщина горько плакала и сокрушалась о том, как провела свою жизнь. Грехи, собранные за десятилетия, страшным грузом давили на её сердце. Вдова взяла большой лист пергамента и записала на нём все свои беззакония. «Я должна пойти в церковь и покаяться», – думала она, - «но вдруг Господь не простит меня? И как я смогу открыть священнику свои преступления…» Несчастная снова залилась слезами. Она чувствовала, что не может победить стыд и открыть кому бы то ни было свои беззакония. Подумав, она свернула пергамент с записанными на нём грехами в трубку и, завязав его шёлковой нитью, запечатала свинцовой печатью. Затем, перекрестившись, решительно пошла к храму. Дождавшись у входа в церковь святителя Василия, женщина с плачем упала к его ногам.

-        Помилуй меня, святитель Божий! – Восклицала она, - я согрешила больше всех!

-        Чего ты хочешь? – Остановившись, спросил архиепископ.

-        Владыка! Я записала на этом пергаменте все свои страшные грехи и беззакония. - С дрожью в голосе проговорила вдова, протягивая святому Василию свиток, - угодник Божий! Очисти своей молитвой мои преступления! Я верю, что Господь, вразумивший меня обратиться к тебе, исполнит твою просьбу! Только умоляю тебя: не читай, что я написала, не разворачивай пергамента!

Святитель пожалел несчастную грешницу и взял у неё из рук свиток. Войдя в алтарь, он повергся ниц и всю ночь провёл в напряжённой молитве о прощении вдовы. Утром, совершив богослужение, архиепископ вернул кающейся её записку и сказал:

-        Ты знаешь, женщина, что никто не может прощать грехи, только Сам Бог?

-        Знаю, отче, поэтому я и обеспокоила тебя просьбой умолить Его помиловать меня! – Ответила вдова.

Она сорвала со свитка печать, развернула его и увидела чистый лист пергамента. Лишь в самом конце виднелась выведенная её рукой надпись, повествующая о самом страшном грехе вдовы. В ужасе, женщина стала бить себя в грудь, и вновь упала к ногам святого Василия.

-        Помилуй меня, раб Бога Вышнего! – Заплакала она, - ты умолил Господа простить мне все беззакония, но один грех ещё остался на моей окаянной душе! Прошу тебя: очисти и его своей богоугодной молитвой!

-        Встань, женщина! – Прослезившись от жалости к несчастной, склонился к ней святитель, - я и сам – грешный человек, сам  нуждаюсь в помиловании и прощении. Христос, очистивший твои грехи, может избавить тебя и от последнего беззакония. Если ты больше не будешь нарушать Закон Божий, то получишь милость от Создателя. Вот что я посоветую тебе: ступай в пустыню и разыщи там угодника Божия, старца Ефрема. Он – великий подвижник. Отдай старцу свою хартию и попроси его помолиться о тебе.

Вдова послушалась слов святого Василия и, снова запечатав хартию, отправилась в пустыню. Долго странствовала она и наконец нашла святого Ефрема.

-        Помилуй меня грешную, преподобный отче! – постучавшись в дверь, воскликнула женщина.

Старец духом узнал, зачем пришла к нему путешественница и, открыв дверь, ответил ей:

-        Женщина, уйди от меня! Я – грешный человек и сам нуждаюсь в помощи других людей.

-        Но меня прислал к тебе архиепископ Василий! – Заплакала вдова и бросила к ногам пустынника пергамент, - владыка очистил своей молитвой все мои грехи, кроме одного, самого тяжкого. Он велел мне просить тебя помолиться обо мне! По твоей молитве Господь простит мне последнее беззаконие!

-        Нет, чадо. – Тихо ответил преподобный, - тот, кто смог упросить Бога простить тебе все грехи, избавит тебя и от оставшегося преступления. Скорее, возвращайся в Кесарию, к святому Василию. Торопись, чтобы успеть застать его живым!

И кающаяся грешница с плачем отправилась в обратный путь.    

А святитель Василий был уже тяжело болен. Он, постоянно трудившийся и молившийся, смело противостоявший царю и совершавший великие чудеса, имел слабое здоровье. Подвижник часто болел, но смиренно и терпеливо переносил свои недуги. Архиепископа лечил искусный врач, которого звали Иосиф, еврей по национальности и иудей по вере. Он был так сведущ в медицине, что мог безошибочно определить, сколько дней осталось жить тяжёло больному человеку. Святой Василий часто беседовал с врачом и убеждал его принять Христианство, но тот не соглашался.

-        В какой вере я родился, в той и хочу умереть. – Обычно говорил он.

-        Нет, Иосиф, - как-то, слегка улыбнувшись, ответил еврею святитель, - ни я, ни ты не умрём, пока ты не примешь святого крещения…

И вот приблизилось время кончины святого архиепископа.

-        Что ты скажешь обо мне, Иосиф? – Спросил он врача, когда тот осмотрел его.

-        С минуты на минуту можно ожидать смерти… - печально проговорил Иосиф, - надо приготовить всё к погребению.

-        Ты сам не знаешь, что говоришь. – Спокойно возразил Василий.

-        Поверь мне, владыка, ты отойдёшь в иной мир ещё до захода солнца. – Убеждённо произнёс врач.

-        А если я останусь в живых до утра, тогда что ты сделаешь? – Внимательно посмотрел на еврея святитель.

-        Пусть тогда я умру! – Воскликнул никогда не ошибавшийся в своих предсказаниях медик.

-        Хорошо. – Едва заметно кивнул головой больной, - умри, но умри для греха, чтобы жить для Бога.

-        Я понял о чём ты говоришь, владыка. – Согласился Иосиф. – Ты хочешь, чтобы я крестился и стал христианином. И я сделаю это, если ты доживёшь до утра.

Врач ушёл, а святой Василий, лёжа на постели, стал усердно молиться, чтобы Господь дал ему прожить ещё одну ночь ради спасения души еврея. Солнце спустилось за горизонт, полосы лунного света протянулись через окно и легли на постель больного… Рассвело. Святитель Василий не умирал.

Ранним утром в дверь дома врача Иосифа постучали. Он вышел на порог и увидел слугу архиепископа.

-        Владыка зовёт вас к себе. – Поклонился посланник.

-        А он ещё жив? – С сомнением посмотрел на юношу еврей. «Сейчас приду к Василию и увижу его мёртвое тело…» – подумал он и стал собираться.

-        Здравствуй, Иосиф. – Приветствовал врача архиепископ, когда тот вошёл в его келью. – Как видишь, Господь продлил часы моей жизни.

-        Велик Бог христианский и нет другого Господа, кроме Него! – Воскликнул потрясённый еврей и упал в ноги святому. – Я хочу немедленно креститься! Святой отец, повели окрестить меня и всех моих домашних!

-        Я окрещу тебя сам, своими руками. – Ласково посмотрел на новообращённого Василий. Врач пощупал его пульс и возразил:

-        Нет, владыка, силы твои вконец ослабели, весь организм изнемог. Ты не сможешь сам совершить таинство.

-        Мы имеем Создателя, укрепляющего нас. – С непоколебимой верой проговорил святитель и поднялся с постели.

Придя в храм, он окрестил Иосифа и всю его семью, а затем начал служить Божественную Литургию. Можно только представить себе, какая это была дивная служба, как благодарили Господа православные, уже не надеявшиеся увидеть живым своего любимого владыку, как молился сам святитель, знавший, что служит Литургию в последний раз… Завершив Богослужение, святой Василий произнёс наставление своим духовным чадам, благословил всех, кто был в храме и стал молитвенно благодарить Создателя за Его милости. Слово благодарения ещё было в устах архиепископа, когда душа его покинула изнурённое болезнью тело и радостно вознеслась к престолу Небесного Отца. Святителю Василию было сорок девять лет.

Толпы плачущих людей заполнили улицы Кесарии, когда великого архиепископа торжественно несли к месту погребения. Не только православные, но и иудеи, и язычники настойчиво теснились ко гробу почившего святителя. Молитвенно пел хор, печально звенели кадила дьяконов. Епископы и священники, сменяя друг друга, несли гроб с телом святого. Вдруг прямо к ним под ноги упала заплаканная женщина, в которой многие узнали богатую и знатную вдову, жительницу Кесарии.

-        Горе мне, святитель Божий! Горе мне, несчастной! – Громко рыдала она, - для того ли ты велел мне идти в пустыню, чтобы, не тревожимый мною, спокойно отойти от земной жизни?! Ты вымолил мне прощение всех грехов, но один оставил неочищенным! Я напрасно совершила тяжёлое путешествие, а беззаконие моё осталось со мной! Кто теперь поможет мне?!

Не переставая плакать, она поднялась на ноги и бросила в гроб святого свёрнутый в трубку свиток пергамента. Кто-то из священников начал успокаивать вдову, а она, вытирая заплаканные глаза, снова и снова рассказывала всем о своём горе. Священник взял в руки пергамент и развернул его.

-        Посмотри скорее сюда! – Удивлённо обратился он к женщине, - здесь ничего не написано! Почивший владыка умолил Господа простить твой последний грех, а ты и не знаешь об этом, плачешь и укоряешь святителя.

Вдова, не веря от счастья собственным глазам, взяла в руки чистый пергамент. «Слава Тебе, Господи! – Прошептала она и снова, теперь уже от великой радости, залилась слезами. – Благодарю тебя, святой владыка Василий!»

Тело святителя торжественно похоронили в одном из храмов Кесарии, а душой Он предстал пред Богом и теперь непрестанно радуется в Царствии небесном и молится о всех, взывающих к нему: Святителю отче Василие, моли Бога о нас!   

 


Назад к списку