Алина Сергейчук, православный литератор - 18. Риточка
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Новости

  • Новые стихи в сборнике "Перепутье"
  • 13 Август 2018
  • Сбылась моя многолетняя мечта: я побывала в такой глуши, где почти совсем нет цивилизации. Где люди не испорчены суетой и спешкой, а природа не осквернена пластиком и выхлопными газами. Где не надо "кадрировать" свой взгляд, чтобы не видеть всяческих железяк: от ржавой арматуры до новенького (но воняющего бензином) авто. Где лес щедро дарит грибы и ягоды, а люди так привыкли к этой щедрости, что переняли ее и с радостью сообщают друг другу о найденном ими малиннике или земляничнике. Плодом путешествия стали несколько стихов. Радостных - и немного грустных, ведь возвращаться пришлось очень скоро...

    Стихи опубликованы в сборнике "Перепутье", а здесь я буду выкладывать их по очереди.

     

    Забытый рай

     

    Здесь когда-то играли свадьбы

    И кипела жизнь через край,

    Украшались к балам усадьбы,

    А теперь здесь забытый рай.

    Тишиной заповедной этой

    Мою душу он исцелит.

    Но… Что будет грядущим летом? -

    Мысль об этом в уме саднит…

    Три козы у бабушки Оли,

    Обнесенный жердями двор…

    Крытый погреб, да чисто поле,

    Темный лес – до небес шатер.

    Старики доживают годы,

    Молодежь в городах давно,

    Заросло иван-чаем поле,

    Не родит к сентябрю зерно…

    Что здесь будет грядущим летом? –

    Это ведает добрый Бог.

    Здесь сегодня приют поэтам,

    На столе – с молоком пирог.

     

  • Не говори…
  • 30 Апрель 2018
  • Не говори «всегда» и «никогда»:

    Слова – вода, а дни – песок сквозь пальцы.
    Сливаются минуты и года, 
    И вышивают жизненные пяльцы
    Земную гладь… И нити слов и дел
    Ложатся ниц причудливым узором.
    И мы не знаем – в мыслях, в разговорах,
    Где нам положит вечность свой предел.

Объявления

18. Риточка

Эту историю мне рассказала одна почтенная прихожанка нашего храма…

Шел 1941 год. Враг подходил все ближе к Москве. Никто не знал – удастся ли его остановить. Заводы, учреждения, школы стали отправлять в эвакуацию. Велели собираться в и второму классу «Б». Местом временного поселения для ребятишек была назначена Пенза.

  • Где же мы будем жить? – Волновались ребятишки.
  • В детском доме. – Разъясняла учительница, и утешала приунывших детей – ничего, вот прогонят наши фрицев, и все вернемся домой!
  • Ой, а у меня дядя в Пензе! – Воскликнула маленькая курносая Рита, - можно я буду жить у него?

Поплакали на вокзале матери, погоревали дети – и отправился поезд в далекие, неведомые края. В нем были ребятишки из разных школ Москвы. По прибытии всех устроили в детские дома. Только Рита отправилась жить к своему дяде – брату матери. Сергей Петрович работал машинистом – водил к самой линии фронта составы с оружием, провизией. А в тыл, возвращался с вагонами, в которых лежали раненые солдаты.

Такдля восьмилетней Маргариты началась новая, взрослая жизнь. Надо было самой получать карточки, а потом часами стоять в очередях, чтобы приобрести на них продукты. Девочка научилась сама варить суп из картошки и даже печь блины на воде. К приезду дяди старалась приготовить вкусный обед. Вот только не часто бывал дома машинист. Не до отдыха было. А затем и вовсе перевели его жить в казарму у железной дороги – чтобы можно было в любой момент отправиться в путь. Осталась Рита одна.

Однажды с девочкой случилось несчастье. У нее украли продуктовые карточки. Рита сама не заметила, как это случилось.

В школе она не хотела ничего рассказывать, но друзья сами заметили, что стряслось неладное. Увидели, как Риточка пошатнулась от слабости, поднимаясь по лестнице на второй этаж – едва успела удержаться, схватившись за перила. Стали расспрашивать. Узнали. Посовещались всем классом меж собой и…

  • Татьяна Семеновна! – Выступила вперед на большой перемене высокая сероглазая Люда, - не разрезайте на всех хлеб, который нам полагается на обед. Мы решили отдать его Рите – у нее карточки украли.
  • И хлеб, и масло. – Солидно уточнил маленький Боря Васильев.

А полагалось детям по небольшому – с ладонь – ломтю черного хлеба и по крошечному, с ноготок, кусочку сливочного масла. И было это немалой добавкой к скудным домашним завтраку и ужину – добавкой, которой дети ждали с нетерпением. А теперь – перестали ждать. Потому что только эта буханка хлеба с маслом в день и составила питание для их одноклассницы Риты на целый месяц…

Жили ребятишки второго «Б» класса, как одна большая семья. Заботились друг о друге, помогали. Вместе работали на школьном огороде – старались, чтобы выросло побольше огурцов и картошки, делили их по-братски.

В конце лета два Ритиных одноклассника, Костя Петров и Саша Михайленко, заболели тифом. Мальчиков поместили в больницу, которая была оборудована в простом деревянном бараке, который был обнесен высоким забором со всегда запертой калиткой: навещать тифозных больных строго запрещалось.

  • Мы тут огурцы трескаем, а они – лежат там, голодные, небось… - Жалели товарищей одноклассники.
  • А что если… - Ритины глаза загорелись задорным огоньком.

Неугомонная девчонка придумала смелый план. Маленькая и юркая, она легко пролезла под забором, подползла к двери барака… Открыла ее и мышью шмыгнула внутрь. Передала друзьям гостинчик, порадовала веселой беседой… Пару дней спустя повторила свой «подвиг»…

Конечно, не так уж это и хорошо – нарушать карантин. Но Рита действовала по искренней любви к товарищам, и Господь уберег ее – девочка не заболела. 


Назад к списку