Алина Сергейчук, православный литератор - 14. Табуретка раздора
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Новости

  • Новые статьи из наших журналов - "Благоукраситель" и др.
  • 10 Январь 2018
  • Вышел Рождественский номер журналов издательства "Русиздат", где я имею честь быть литературным редактором. По просьбам читателей копирую лучшие материалы из них и на этом сайте. Новые статьи буду отмечать восклицательным знаком в названии, чтобы их было лучше видно)

  • Снова про деда Мазая
  • 23 Ноябрь 2017
  • Жил был дедушка Мазай

    На пригорке над лесами.
    От воды зверье спасал -
    Это слышали вы сами.

    В половодье по лугам
    На большой дощатой лодке
    Плавал он. Известен был
    Даже в дальнем околотке:

    Все в тепле, а этот дед
    Лопоухих, косоглазых 
    Вызволяет много лет!
    И была охота лазать?!

    Переполнена лодья, 
    Бортовой волной качает.
    Зайцы мокрые дрожат
    И, конечно, унывают:

    "Ах, зачем так много нас
    В это утлое суденце 
    Понабилось в этот час?..
    И когда проглянет солнце? "

    Коршун над водой парит;
    Смотрит злобно, не мигая
    И Мазаю говорит 
    (На обед свой намекая):

    "Глупый, вредный старый дед!
    Ты куда же тащишь зайцев?! 
    На дворе твоем уже
    Не пройти от постояльцев!

    Выбирай на свой наряд
    Тех, что гладки и здоровы! 
    Ты же - в лодку всех подряд!
    Знаю, хочешь сшить обновы

    Из мохнатых серых шкур!
    И на это не сгодятся:
    Этот - тощ, а тот - понур;
    У того - глаза слезятся.

    У тебя в дому бедлам! 
    Это срам на всю деревню:
    Зайки, ежики - как хлам!
    Ты устроишь эпидемью!"

    Не ответил дед Мазай:
    Как он мог покинуть зайцев?
    Утеплил он свой сарай
    Для пушистых постояльцев,

    Им соломки постелил, 
    Да принёс погрызть капусты.
    Припечет, сойдет вода -
    Он на волю их отпустит.

Объявления

14. Табуретка раздора

Эта история произошла с одной моей знакомой – восторженно-благочестивой, но весьма своевольной юной особой по имени Леночка. В то время она трудилась в неком церковном фонде, который нельзя назвать ни благотворительным, ибо организация эта судорожно пыталась заработать средства на свое существование, ни коммерческим – потому что средства эти ну никак не удавалось добыть, и назвать жалованье сотрудников иначе, как чисто символическим вознаграждением добровольцев, не поворачивался язык. Но не о деньгах речь. А о том, что пришла в организацию новая, перспективная и продвинутая, но так же, как и моя подруга, восторженно-новоначальная руководительница и… невзлюбила свою подчиненную. Вполне вероятно, что за дело – повторяю, Алена в то время была девицей дерзкой и своевольной, но, как и многие из нас, в упор не замечала этих своих качеств. Конфликт самолюбий развивался, ведя к вполне закономерному итогу. И вот, когда Лена была уже на грани увольнения «по собственному желанию», случилось искушение, рассказ о котором, пожалуй, стоит занести в учебники – настолько оно показательно.

На приходе, при котором работал вышеупомянутый фонд, существовала (да и по сей день продолжается) добрая традиция совместных чаепитий. После вечерней службы все молившиеся в храме собираются в трапезную, наполняя ее до отказа, и пьют чай с сушками, слушая занимательные и ненавязчиво-душеполезные рассказы восседающих во главе стола священников. Люди есть люди и, естественно, многие «чаевники» норовят зайти в помещение пораньше, дабы застолбить стул поудобнее. И вот однажды… Лена пришла в трапезную достаточно поздно и увидела, что свободных стульев нет, зато у стола, где обычно располагались сотрудники их организации, чудесным образом сохранилось незанятое местечко. Девушка быстро сбегала в подсобку, притащила табурет и радостно уселась на него. В трапезной собирались все новые люди. Появилась и Римма Васильевна – так мы назовем грозную начальницу. Увидев Елену, она изменилась в лице.

- Зачем Вы сели сюда? – Произнесла она. – Это место я заняла для Насти! – И она указала на пришедшую вместе с ней подругу.

- Это место заняла я. – С полной уверенностью возразила Алена. – Я сама принесла табурет.

- Вы? Нет, это заняла это место! Тут ЧЕЛОВЕК сидит.

- А я что – не человек?

Конфликтующие стороны не пришли к взаимному соглашению, но статус-кво было сохранено: Римме Васильевне не удалось согнать Алену с насиженного места. Сотрудницы разошлись, изо всех сил осуждая друг друга. И лишь когда чаепитие завершилось, а быть может, немало дней спустя, Леночка узнала от сидевших в тот вечер неподалеку людей, что Римма Васильевна была не так уж и не права: она действительно заняла злополучный табурет, но его кто-то унес, а на освободившейся территории обосновалась ничего не подозревавшая Алена. Такое  недоразумение могло произойти с кем угодно, но по Божьему попущению, оно стряслось именно между начальницей и подчиненной, и без того конфликтовавшими между собой. Не знаю, как Алена, а я всегда вспоминаю этот случай, когда мне говорят, что злонамеренность чьих-либо действий не требует доказательств.  


Назад к списку