Алина Сергейчук, православный литератор - 12. Приходские хроники. Василина
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Новости

  • Новые стихи в сборнике "Перепутье"
  • 13 Август 2018
  • Сбылась моя многолетняя мечта: я побывала в такой глуши, где почти совсем нет цивилизации. Где люди не испорчены суетой и спешкой, а природа не осквернена пластиком и выхлопными газами. Где не надо "кадрировать" свой взгляд, чтобы не видеть всяческих железяк: от ржавой арматуры до новенького (но воняющего бензином) авто. Где лес щедро дарит грибы и ягоды, а люди так привыкли к этой щедрости, что переняли ее и с радостью сообщают друг другу о найденном ими малиннике или земляничнике. Плодом путешествия стали несколько стихов. Радостных - и немного грустных, ведь возвращаться пришлось очень скоро...

    Стихи опубликованы в сборнике "Перепутье", а здесь я буду выкладывать их по очереди.

     

    Забытый рай

     

    Здесь когда-то играли свадьбы

    И кипела жизнь через край,

    Украшались к балам усадьбы,

    А теперь здесь забытый рай.

    Тишиной заповедной этой

    Мою душу он исцелит.

    Но… Что будет грядущим летом? -

    Мысль об этом в уме саднит…

    Три козы у бабушки Оли,

    Обнесенный жердями двор…

    Крытый погреб, да чисто поле,

    Темный лес – до небес шатер.

    Старики доживают годы,

    Молодежь в городах давно,

    Заросло иван-чаем поле,

    Не родит к сентябрю зерно…

    Что здесь будет грядущим летом? –

    Это ведает добрый Бог.

    Здесь сегодня приют поэтам,

    На столе – с молоком пирог.

     

  • Не говори…
  • 30 Апрель 2018
  • Не говори «всегда» и «никогда»:

    Слова – вода, а дни – песок сквозь пальцы.
    Сливаются минуты и года, 
    И вышивают жизненные пяльцы
    Земную гладь… И нити слов и дел
    Ложатся ниц причудливым узором.
    И мы не знаем – в мыслях, в разговорах,
    Где нам положит вечность свой предел.

Объявления

12. Приходские хроники. Василина

На большом приходе можно встретить самых разных людей. Вот, например, Василина. Никто не знает, сколько ей лет, но уж явно не невеста. Однако, назвать Василину по отчеству как-то никому не приходит в голову. Гораздо более молодые сестры уже давно Веры Ивановны и Клавдии Петровны, а тут – Василина и все.

Отец Настоятель с Василиной строг – и, наверное, за дело. То при всех начнет распекать ее на проповеди, что опять громко подпевала духовенству во время полиелея, то велит отойти от Чаши и встать в конец очереди, то на исповеди начнет поучать так громко, что стоящим вокруг становится прекрасно слышно, в чем он укоряет свое чадо. Многие прихожане, видя это, как-то незаметно приходят к выводу, что раз отец Николай так, то и они могут относиться к своей товарке… нет, конечно, не с осуждением – но как-то снисходительно-равнодушно… И правда – зачем она недавно взялась громогласно поучать новоначальную дамочку, подошедшую к иконе с накрашенными губами, а вчера обвинила в колдовстве одну из приходских старушек, доведя ту едва не до сердечного приступа. И вообще – одни проблемы с этой Василиной. Дали ей билет в Зал церковных соборов на открытие очередной конференции – а там культурная программа: девушки в кокошниках лихо выплясывают.

- Я как увидела, как они ноги задирают, - и это при архиереях, при монашествующих! – Возмущенно повествует Василина прячущему в усах улыбку отцу Настоятелю, - Да как встану, как скажу на весь зал: безобразие! Не по-православному все это! И ушла оттуда.

А несколько лет назад Василина и вовсе напугала весь приход: Великим постом так строго воздерживалась от пищи, что упала в голодный обморок и была отправлена на «Скорой» в ближайшую больницу. Придя в себя, она никому не сообщив, отправилась к сестре – на Западную Украину, откуда и сама происходила. Мобильного телефона у Василины в то время еще не было. Когда она не появлялась в храме уже вторую неделю, отец Николай забеспокоился не на шутку: и у знакомых Василины справки наводил, и прихожан просил молиться…

Наконец, не подозревавшая о произведенном ею фуроре «беглянка» мирно возвратилась в Москву, как всегда, везя с собой к Пасхе изрядную поклажу: два баула, каждый из которых едва не превосходил высотой ее сухонькую фигурку. О том, как Василина возвращается с исторической родины, следует рассказать отдельно. Передвигаясь перебежками, она переносит на несколько метров один мешок, затем возвращается за другим. И так – по вокзалу, метро, к трамвайной остановке… Осторожненько, аккуратненько: в мешках находится весьма деликатный багаж: куриные и даже гусиные яйца, которыми Василина абсолютно бесплатно снабжает половину прихода, от батюшек до простых богомолок.

- Экологически чистые. – Резюмирует она, вручая очередной сестре коробочку с переложенным туалетной бумагой десятком-вторым деревенских яичек. – В Москве таких не достанешь. 

А еще Василина привозит с Украины ягоды шиповника и всю долгую зиму и весну – до самого тепла, заваривает его специально приготавливаемой ею талой водой, настаивает, разливает по бутылкам и приносит в храм – то одному, то другому… Тоже абсолютно безвозмездно.  

Как-то мы с Аленой обсуждали: почему батюшка так суров с Василиной.

- Неужели она хуже других?.. – Недоумевала я.

- А может, лучше? – Неожиданно предположила Алена. – Может, Василина – единственная, у кого хватает смирения, чтобы не убежать с прихода при первом же обличении, вот отец Николай и дает ей повод к духовному возрастанию…


Назад к списку