Алина Сергейчук, православный литератор - 08. В двенадцатый час
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Новости

  • 09 Октябрь 2018
  •  

    Встреча с Россией (Исповедь горожанина)

     

    Я не знал, что такое Россия,

    Хоть и жил в ней от самых пелен…

    В суете я расходовал силы,

    Моя жизнь проносилась, как сон.

    Лишь к земле прикоснувшись, очнулся

    И почуял таинственный ток.

    Встрепенулся мой дух, оглянулся

    И… заплакал. Ах, если б я мог

    Все оставив, бежать в эти дали

    И забыть городские шумы,

    Чтоб метели мой след заметали,

    Как лиса заметает следы…

     

    Я люблю это поле и реку,

    И сходящий под вечер туман…

    На земле можно стать человеком,

    А быть может – и выстроить храм

    В своем сердце, забыв о тревоге,

    Затерявшись в путях без дорог…

     

    Я сегодня увидел Россию

    Оком сердца… И больше не смог

    Жить, как прежде. Отныне надеждой

    На свободу горит моя грудь.

    Я нежданно увидел Россию…

                                                                           И надеюсь, в нее я вернусь

  • Новые стихи в сборнике "Перепутье"
  • 13 Август 2018
  • Сбылась моя многолетняя мечта: я побывала в такой глуши, где почти совсем нет цивилизации. Где люди не испорчены суетой и спешкой, а природа не осквернена пластиком и выхлопными газами. Где не надо "кадрировать" свой взгляд, чтобы не видеть всяческих железяк: от ржавой арматуры до новенького (но воняющего бензином) авто. Где лес щедро дарит грибы и ягоды, а люди так привыкли к этой щедрости, что переняли ее и с радостью сообщают друг другу о найденном ими малиннике или земляничнике. Плодом путешествия стали несколько стихов. Радостных - и немного грустных, ведь возвращаться пришлось очень скоро...

    Стихи опубликованы в сборнике "Перепутье", а здесь я буду выкладывать их по очереди.

     

    Забытый рай

     

    Здесь когда-то играли свадьбы

    И кипела жизнь через край,

    Украшались к балам усадьбы,

    А теперь здесь забытый рай.

    Тишиной заповедной этой

    Мою душу он исцелит.

    Но… Что будет грядущим летом? -

    Мысль об этом в уме саднит…

    Три козы у бабушки Оли,

    Обнесенный жердями двор…

    Крытый погреб, да чисто поле,

    Темный лес – до небес шатер.

    Старики доживают годы,

    Молодежь в городах давно,

    Заросло иван-чаем поле,

    Не родит к сентябрю зерно…

    Что здесь будет грядущим летом? –

    Это ведает добрый Бог.

    Здесь сегодня приют поэтам,

    На столе – с молоком пирог.

     

Объявления

08. В двенадцатый час

Пришел добрый хозяин, и призвал работников, почти уж на закате праздно дожидающихся на торжище кого-нибудь, кто пригласит их на поденный труд… А когда наступило время оплаты – возроптали труженики, понесшие в винограднике полуденный зной и тяготу. Но добрый хозяин, не вняв им, всем даровал равную награду… Эта Евангельская притча известна нам давно. Но кто ведает: какой плод приносим Богу мы, а какой – наши обратившиеся под старость родители?..

 

Бабуля и дедушка венчались дома, потому что уже не могли добраться до храма. Трогательно стояли, держа в руках массивные белые свечи, временами присаживались: у бабушки болели ноги, а дед уже страдал нестабильной стенокардией, которая и свела его в могилу три года спустя. Мы с мамой – тогда еще совсем новоначальные, но казавшиеся себе такими духовно-зрелыми по сравнению с не знающими слов «Отче наш» старичками, пытались подпевать священнику.

Праздник обращения к вере свершился. Рабы Божии Борис и Нина исповедались за всю жизнь и приступили к Таинству Причащения, святые венцы пусть поздно, но все же осенили их брак. Начались «труды в винограднике». Старички усердно учили молитвы, читали несложную духовную литературу, причащались, когда их навещал труженик-пастырь, задавали общие со всеми приходящими к вере «мудрые» вопросы и, быстро забывая ответы, спрашивали вновь… Пытались поститься – но какое уж с их болезнями воздержание, не вкушали б мяса постом, и ладно. Но не интеллектуального роста и внешних дел ждет от Своих верных Господь, а преданности и смирения. И учат этому не радости жизни.

«Одни угождают Господу, других Он милует» - читала я в духовных книгах и была уверена, что второе уж точно относится к моим старичкам. Где им угодить Богу… А приступы стенокардии, грозившие разрывом сердца, случались у дедушки все чаще. Несмотря на страшную боль, он даже не стонал, только лежал бледный, раскинув руки крестом. Родственники суетились вокруг, подносили лекарство, делали уколы, если это не помогало – вызывали «скорую»… Три лета прожил дедушка по воцерковлении – и прибрал его Господь, призвал по Святом Причащении в Небесные обители. Помиловал… А быть может – вчинил в сонм Святых мучеников? – Думается мне теперь, когда вспомню я, как лежал он, словно распятый, стараясь не напугать нас стоном.


Назад к списку