Алина Сергейчук, православный литератор - 07. Питиньё
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Новости

  • Новые стихи в сборнике "Перепутье"
  • 13 Август 2018
  • Сбылась моя многолетняя мечта: я побывала в такой глуши, где почти совсем нет цивилизации. Где люди не испорчены суетой и спешкой, а природа не осквернена пластиком и выхлопными газами. Где не надо "кадрировать" свой взгляд, чтобы не видеть всяческих железяк: от ржавой арматуры до новенького (но воняющего бензином) авто. Где лес щедро дарит грибы и ягоды, а люди так привыкли к этой щедрости, что переняли ее и с радостью сообщают друг другу о найденном ими малиннике или земляничнике. Плодом путешествия стали несколько стихов. Радостных - и немного грустных, ведь возвращаться пришлось очень скоро...

    Стихи опубликованы в сборнике "Перепутье", а здесь я буду выкладывать их по очереди.

     

    Забытый рай

     

    Здесь когда-то играли свадьбы

    И кипела жизнь через край,

    Украшались к балам усадьбы,

    А теперь здесь забытый рай.

    Тишиной заповедной этой

    Мою душу он исцелит.

    Но… Что будет грядущим летом? -

    Мысль об этом в уме саднит…

    Три козы у бабушки Оли,

    Обнесенный жердями двор…

    Крытый погреб, да чисто поле,

    Темный лес – до небес шатер.

    Старики доживают годы,

    Молодежь в городах давно,

    Заросло иван-чаем поле,

    Не родит к сентябрю зерно…

    Что здесь будет грядущим летом? –

    Это ведает добрый Бог.

    Здесь сегодня приют поэтам,

    На столе – с молоком пирог.

     

  • Не говори…
  • 30 Апрель 2018
  • Не говори «всегда» и «никогда»:

    Слова – вода, а дни – песок сквозь пальцы.
    Сливаются минуты и года, 
    И вышивают жизненные пяльцы
    Земную гладь… И нити слов и дел
    Ложатся ниц причудливым узором.
    И мы не знаем – в мыслях, в разговорах,
    Где нам положит вечность свой предел.

Объявления

07. Питиньё

В последний год войны Матрену Спиридоновну перевели работать в Москву, в СОБЕС. Она поселилась у своей сестры Марии. О Марии Спиридоновне стоит рассказать особо. Ее большая комната (24 квадратных метра) в коммунальной квартире была пристанищем для многочисленных близких и дальних родственников, друзей и знакомых. Когда Матрена с Ниночкой переступили порог этого дома, в нем уже обитали Мария, её муж и двое приехавших из деревни племянников. Супруг хозяйки, тихий и скромный Павел Петрович, смиренно отдыхал после дневных трудов за оранжевой ширмой в углу комнаты, а его жена радостно привечала гостей. — Вот и хорошо, — приговаривала она, стеля на полу матрасы для сестры и племянницы, — будем все вместе жить… Ниночка, сбегай на кухню, подлей водички в суп, чтобы на всех хватило. Синяя такая кастрюля, смотри, с соседскими не перепутай. Обязанностью Матрёны Спиридоновны на новом месте службы стало, ни больше, ни меньше, расселять оказавшихся бездомными москвичей. Многие в военные годы лишились жилья из-за бомбёжек. Легко представить, как мог воспользоваться такой должностью нечистый на руку человек. Но у Матрены об этом не могло быть и речи. Стоял солнечный майский день. Нина только что пришла из института; Мария Спиридоновна, как всегда, хлопотала по хозяйству. Раздался стук в дверь. Ниночка побежала открывать и увидела на пороге полную женщину немолодых лет. В руках незнакомка держала объёмистый свёрток. — Товарищ Ногина здесь живёт? — Деловито осведомилась гостья. — Да. Только её сейчас нет, она на службе. — Понятно. Передайте, это её вещь. Дама сунула в руки растерявшейся девушке холщовый мешок, развернулась и бойко застучала каблуками вниз по лестнице. Мешок оказался тёплым и очень тяжёлым. Вдруг он зашевелился, запыхтел… Нина поспешно вошла в квартиру, развязала веревку и увидела …маленького розового поросёнка. — Ой… — Только и проговорила она. — Это ещё что? — Удивилась Мария Спиридоновна, — из деревни прислали? — Наверное… Я не поняла. Сказали, что для мамы. — И что нам с ним делать?.. Словно в ответ на слова хозяйки дома, поросёнок недовольно хрюкнул и, взвизгнув, стал вырываться из Ниночкиных рук. — Наверное, он голодный, — предположила девушка. — Сейчас покормим. — Вздохнула Мария Спиридоновна. — И кто же в Разбердеево додумался нам это питиньё послать… — Что? — Не поняла Нина. — Питиньё — кара Господня, морока. В деревне так говорят. Поросенок беспокойно бегал по квартире, постоянно хрюкал и визжал. Молчал подкидыш, только когда его рот был занят чем-то съёдобным. За день он ухитрился уничтожить весь небогатый продуктовый запас, заготовленный Марией Спиридоновной на неделю, изгрыз новые сапоги Павла Петровича, и уже подбирался к единственным Нининым туфлям, но девушка успела вовремя пресечь его поползновения. В довер- шение всех бед, незваный гость нагадил под дверь соседям, вломился на кухню и едва не опрокинул примус. Наконец, наступил долгожданный вечер. Возвратилась с работы Матрена Спиридоновна. — Это ещё что такое? — Всплеснула она руками, увидев животное, — домой притащила! Да зачем же вы его взяли-то? — Как зачем? — Не поняла хозяйка, — я думала, это из деревни прислали. — Как же, из деревни! Этого поросёнка мне в СОБЕСе всё утро одна дамочка впихнуть пыталась, чтобы я ей комнату без очереди дала, а я её прогнала. Так она сюда… — Не договорив, Матрёна схватила визжащего поросёнка, сунула его в мешок и понесла прочь из дома. К счастью, она знала, где живёт неудачливая взяточница. Постучала в её дверь, молча сунула несчастное животное в руки выглянувшей пожилой женщине и решительно пошла прочь. Жаль только, убытки за дневное пребывание «подкупа» в доме Ногиных никто не возместил.
Назад к списку