Алина Сергейчук, православный литератор - 06. Чемодан
Выделенная опечатка:
Сообщить Отмена
Закрыть
Наверх

Новости

  • Новые стихи в сборнике "Перепутье"
  • 13 Август 2018
  • Сбылась моя многолетняя мечта: я побывала в такой глуши, где почти совсем нет цивилизации. Где люди не испорчены суетой и спешкой, а природа не осквернена пластиком и выхлопными газами. Где не надо "кадрировать" свой взгляд, чтобы не видеть всяческих железяк: от ржавой арматуры до новенького (но воняющего бензином) авто. Где лес щедро дарит грибы и ягоды, а люди так привыкли к этой щедрости, что переняли ее и с радостью сообщают друг другу о найденном ими малиннике или земляничнике. Плодом путешествия стали несколько стихов. Радостных - и немного грустных, ведь возвращаться пришлось очень скоро...

    Стихи опубликованы в сборнике "Перепутье", а здесь я буду выкладывать их по очереди.

     

    Забытый рай

     

    Здесь когда-то играли свадьбы

    И кипела жизнь через край,

    Украшались к балам усадьбы,

    А теперь здесь забытый рай.

    Тишиной заповедной этой

    Мою душу он исцелит.

    Но… Что будет грядущим летом? -

    Мысль об этом в уме саднит…

    Три козы у бабушки Оли,

    Обнесенный жердями двор…

    Крытый погреб, да чисто поле,

    Темный лес – до небес шатер.

    Старики доживают годы,

    Молодежь в городах давно,

    Заросло иван-чаем поле,

    Не родит к сентябрю зерно…

    Что здесь будет грядущим летом? –

    Это ведает добрый Бог.

    Здесь сегодня приют поэтам,

    На столе – с молоком пирог.

     

  • Не говори…
  • 30 Апрель 2018
  • Не говори «всегда» и «никогда»:

    Слова – вода, а дни – песок сквозь пальцы.
    Сливаются минуты и года, 
    И вышивают жизненные пяльцы
    Земную гладь… И нити слов и дел
    Ложатся ниц причудливым узором.
    И мы не знаем – в мыслях, в разговорах,
    Где нам положит вечность свой предел.

Объявления

06. Чемодан

Прабабушка была искренним и честным человеком. Об этом свидетельствуют рассказы, поведанные ее дочерью – ныне древней старушкой, моей бабушкой Ниной. Нам трудно понять людей тех времен, но очевидно, что, ни смотря ни на что, они еще по инерции сохраняли в своих душах добродетели, накопленные на протяжении столетий верующими предками. Те добродетели, которые так трудно вновь возрастить в себе нам – их искалеченным сумятицей современности потомкам.

В годы войны Матрена Спиридоновна Ногина вместе с дочерью жила в небольшом подмосковном городке Егорьевске. Однажды в 1941 г. она встретила на улице старую знакомую. Та несла в руках объёмистый чемодан.

— Мотя, а я как раз к тебе иду! — Обрадовалась та. — Ты эвакуироваться будешь?

— Нет. У меня работа, да и немцы пока не близко.

— Вот и хорошо. — Быстро заговорила Анна Сергеевна (так звали знакомую). — Можно, я у тебя вещи оставлю? Мы с мужем уезжаем на Алтай, много с собой не возьмёшь. А дома оставить — кто знает, что случится. У тебя надёжнее будет.

— Что ж, оставляй.

Чемодан отнесли в комнату коммунальной квартиры, в которой Матрена жила вместе с дочкой, и поставили в углу за дверью.

Шли годы. Тяжёлые, голодные и холодные. Горожане несли на базар одежду, домашнюю утварь, чтобы на вырученные деньги купить себе хлеба в добавок к выдававшемуся по карточкам скудному пайку. Ездили в дальние деревни, выручали за вещи крупу и муку. Матрена Спиридоновна сменяла на картошку новые галоши и меховую шапку. А

чемодан так и стоял у двери её комнаты, и никому даже не приходило на ум открыть его. Лишь Ниночка, моя пол, выдвигала чемодан из угла, а потом снова ставила на место.

Но вот наступил долгожданный перелом в войне, советские войска погнали немцев прочь с родной земли. Стали возвращаться из эвакуации жители Подмосковья. За чемо-

даном никто не приходил. Месяц, другой, третий… Год… Наконец, Матрена Спиридоновна столкнулась с Анной Сергеевной на улице.

— Ты давно приехала? — Спросила она приятельницу.

— Да уж… месяцев десять будет.

— А что ж за чемоданом не приходишь? Долго ему у меня стоять?

— За чем?.. — Опешила Анна, — за каким чемоданом?! Разве он цел?..

— А как же? Куда он денется?! — В свою очередь удивилась Матрёна. — Стоит там, где ты оставила, мы его и не открывали.


Назад к списку